Введение в охотустройство

14 июля 2014 года

В настоящее время вряд ли найдется охотник, которого устроило бы положение дел в охотничьем хозяйстве.  Зарегулированность всей деятельности охотпользователей, отсутствие у них всякой оперативной самостоятельности в использовании, охране и воспроизводстве ресурсов, полное игнорирование интересов охотников, недоступность охоты  для многих из них и, как следствие, массовое нарушение правил охоты при тотальном недоиспользовании почти всех ресурсов – вот неполный перечень недостатков современного охотничьего хозяйства России. Это тем более печально, что с научной точки зрения эти проблемы уже решены, остается претворить эти решения в жизнь.   

Для того, чтобы понять, в каком направлении следует двигаться, надо разобраться с такими основополагающими  понятиями, как «охота», «охотничьи угодья». Мы попытаемся в серии статей показать, как легко решается большинство перечисленных проблем, если последовательно исходить из правильного, научного определения этих понятий.

Учебными планами подготовки специалистов охотничьего хозяйства и бакалавров по профилю «Охотоведение» предусмотрена учебная дисциплина, традиционно называемая «Типология охотничьих угодий». Но программа этого предмета предусматривает изучение не только классификации угодий, но и умение выполнять охотустроительные работы. Значительная часть проекта охотустройства посвящена проектированию использования и воспроизводства охотничьих ресурсов. Большинство научных разработок в этой области может быть реализовано на практике только через проектирование деятельности охотничьих хозяйств. Следовательно, правильное проектирований – один из путей улучшения дел в охотничьем хозяйстве.

Оптимизация использования охотничьих ресурсов - одна из основных проблем охотоведения. Однако до последнего времени не существовало комплексного научного подхода к решению этой проблемы, хотя экологически обоснованные нормативы изъятия животных установлены довольно давно. Но механизма реализации этих нормативов в конкретных угодьях не было. Как показал опыт применения лимитов, квот и лицензий, они не пригодны для регулирования изъятия охотничьих животных. Не способствует достижению запланированного процента изъятия популяции и установление дневных и сезонных норм отстрела дичи для охотников, т.к. они совершенно не связаны с численностью этой дичи. Но на их основе до сих пор рассчитывается пропускная способность охотничьих хозяйств. Подобные расчеты, хотя и применяются в охотустроительных проектах, в практической деятельности хозяйства не используются и не могут использоваться.

Существующие методики и инструкции по проведению охотустройства направлены на изучение экологической стороны охотничьих угодий (классификация условий обитания животных, бонитировка), но совершенно оставляют в стороне их оценку как средства производства. Это служит еще одной причиной того, что охотустроительные проекты в своей большей части хозяйствами не используются, несмотря на затраченные средства.

Слово «типология» имеет два значения: с одной стороны это изучение типов, с другой – их классификация, так как без классификации невозможно их изучение. Чтобы понять, на каких принципах строить классификацию охотугодий, в каком направлении развивать охотничье хозяйство, необходимо дать научное определение понятию «охота», которое служит гносеологическим основанием всего научного комплекса «охотоведение».

 Существующие определения этого слова в нормативно-правовых актах отражают не суть процесса охоты, а его проявление в виде «деятельности, связанной с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой» (Федеральный закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации»). Подобные определения могут быть полезны в области борьбы с нарушениями правил охоты, но  сущности охоты не отражают и не могут стать отправной точкой в решении проблем.

В быту и даже в специальной литературе широко распространено мнение, что охота – это спорт или отдых. Но, убивать животных из «спортивного» интереса или ради отдыха аморально, негуманно. С точки зрения движения «зеленых» такая деятельность не имеет права на существование, и тут возразить нечего. Утверждая, что охота – спорт, мы подставляем ее под удар «зеленых». Но, если охота - это спорт, то и охотничьи угодья следует классифицировать как спортивную арену.

 Поэтому, следует понять, что такое спорт. Объективно, спорт – это «соревнование по определенным правилам с целью достижения победы». Такое определение спорта дано в энциклопедии. Если посмотреть с этой точки зрения на охоту, то видно, что между охотником и объектом охоты не может быть спортивного соревнования, так как животным неведомы никакие правила. Если охота – соревнование между охотниками, то это соревнование в профессиональном мастерстве, подобно соревнованиям лесорубов, доярок или токарей. Так что не случайно охотникам не присваиваются спортивные разряды, что принято в настоящем спорте. Мнения о том, что один вид охоты более, а другой менее спортивен, касаются на самом деле эмоций, а они исключительно субъективны.Следовательно, выражения: спортивная охота, спортивное хозяйство, спортивная лицензия некорректны, их нельзя применять.

Что касается  представлений об охоте как отдыхе, то это тоже субъективное восприятие объективного процесса охоты, особенно, если рассматривать отдых как смену занятий. Но иногда охота может показаться не отдыхом, а каторгой. Поэтому важно иметь объективное научное определение процесса охоты. Этот процесс заключается в том, что охотник взаимодействует с охотничьими животными посредством специальных орудий (ружей, капканов и т. п.), в результате чего получается определенный продукт (мясо, шкура, трофей, лекарственное сырье, и т. д.). А это совпадает с научным определением любого производительного труда. То есть смысл охоты заключается в производстве продуктов питания или сырья для других отраслей деятельности человека. И это происходит независимо от того, как оценивает процесс сам охотник – отдых, спорт или как-то иначе. Производство продукции -  коренное отличие охоты от спорта. Ни один спортсмен, как бы он не трудился, ничего  не производит. Именно  поэтому охота имеет моральное право на существование. Как бы охотник не воспринимал охоту, объективно его цель – добыть животное, следовательно, произвести продукцию.  Против производства продукции не возражают и «зеленые». Американские и канадские охотники с гордостью говорят, что съедают все, что добывают. Иногда даже отпиливают часть рога, чтобы показать, что животное добыто не ради трофея, а для пищи. Это показывает, как важно правильно позиционировать охоту в современном мире, когда уже есть планы сначала закрыть весеннюю охоту, а затем и прочую.

Использование охотничьих  ресурсов осуществляется обществом и представляет  собой  область  материального   производства (Скалон, Гаврин, 1972, 1973; Касаткин, 1980; Мельников, 1986; Мельников, Мельников, 2008). Следовательно, оно подчиняется   объективным   законам   развития общественных производственных отношений.

 Таким образом, охота объективно относится к сфере производительного труда,  ее развитие должно подчиняться законам экономики. Но в нашей стране, при том, что провозглашено минимальное вмешательство государства в деятельность предприятий, именно государственная власть открывает охоту, определяет, как подкармливать и охранять животных, сколько и как добывать, нисколько не заботясь об экономической стороне охотпользования.

Определившись с понятием «охота», можно приступать к классификации охотничьих угодий, которая послужит типологической основой правильного использования охотничьих ресурсов. Как отмечал один из основоположников учения об охотничьих угодьях Д.Н. Данилов, они имеют две стороны. С одной стороны  охотничьи угодья - среда обитания охотничьих животных, а с другой – производственная площадь, на которой осуществляется процесс охоты (Данилов, 1960). Поэтому типология охотугодий имеет два объекта изучения:

  1. типы местообитаний животных (элементы среды обитания),
  2. типы охотничьих угодий.

В связи с этим перед типологией стоит несколько проблем.

1. Изучение экологических свойств различных типов местообитаний животных, их бонитировка.

2. Изучение хозяйственных свойств типов охотничьих угодий, количественная оценка их качества.    

 

Идея классификации условий обитания животных, подобной классификации почвы В.В. Докучаева, возникла у С.В. Лобачева, который в то время учился в Московской сельскохозяйственной академии. Вместе с В.Г. Стахровским он организовал Верхне-Вычегодскую методологическую охотустроительную экспедицию, труды которой опубликованы в 1932 г. Эти авторы выделяли такие типы местообитаний (которые они называли типами охотугодий), как бор-беломошник, ельник-лог, бор-зеленомошник, вырубка, гарь. К недостаткам этой классификации обычно относят отсутствие деления лесов по возрасту древостоя. Вероятно, это связано с отсутствием молодняков в районе исследований. Г.Г. Доппельмаир (1933) считал, что охотничье хозяйство нуждается в биосъемке, которая должна установить основные типы местообитаний и распределение по территории охотничьих животных. В.М. Сдобников (1938) также использовал термин «тип местообитаний» и давал его определение как однородным условиям существования животного населения. Он выделял такие типы местообитаний, как кустарниковая тундра, горная кедрово-лишайниковая тундра и т.п. Были и другие авторы, занимавшиеся проблемой классификации условий обитания животных, но основной вклад в ее решение внес Дмитрий Никитич Данилов (1934, 1953, 1960, 1966). Значительный вклад в изучение водных местообитаний внесли А.А. Смиренский и Г.К. Корсаков, а тундровых – В.Д. Скробов и Б.М. Михайловский. Особое значение имеет и работа В.А. Кузякина «Охотничья таксация» (1969), в которой автор обосновал необходимость ландшафтного подхода к классификации условий обитания животных.    Хозяйственная сторона охотничьих угодий до последнего времени изучалась слабо. Здесь надо отметить вклад Я.С. Русанова (1954, 1958, 1966) и наши работы (Козлов, 1983, 1988, 1997, 2000, 2010).

 

Николай Лопан Николай Лопан

16 июля 2014 года

Сообщений: 124
"Следовательно, выражения: спортивная охота, спортивное хозяйство, спортивная лицензия некорректны, их нельзя применять". Согласен. Терминология вносит путаницу в умы обывателей и политиков. И те, и другие охоту считают либо забавой, либо спортом. В целом, в обществе нет представления, что охота это вид экономической деятельности, и хотелось бы её видеть отраслью хозяйства. Особое явление охотничий туризм. Это интересная тема. Один мой давний товарищ из туристического бизнеса считает, что туризм это продажа впечатлений. Такое короткое и ёмкое определение. В современной охотничьей туристической индустрии туроператоры и турагенты продают что? Трофеи или охоту? Я думаю охоту. А это уже не только продукция, но и определённые услуги, качество которых оставляет хорошее или плохое впечатление. В этом плане у аутфитеров есть хороший резерв для развития. Сегодня у них не здоровый крен в погоне за размерами и количеством охотничьих трофеев.
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка