Что есть крупный ущерб при незаконной охоте?

Квалифицирующим признаком привлечения к уголовной ответственности за незаконную охоту по пункту «а» части 1 ст. 258 УК РФ является «незаконная охота, причинившая крупный ущерб».

В книге «Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: научно-практическое пособие» дано следующее научное толкование крупности ущерба: «Крупный ущерб устанавливается судом по каждому конкретному делу исходя из стоимости, количества добытого, распространенности животных, их экологической ценности и т.д.»[1]. То есть вместо научного толкования фактически воспроизведены лишь положения Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21:

«Причиненный незаконной охотой ущерб относится к крупному исходя не только из количества и стоимости добытых, поврежденных и уничтоженных животных, но и с учетом иных обстоятельств содеянного, в частности экологической ценности, значимости для конкретного места обитания, численности популяции этих животных. Крупным является ущерб, причиненный, например, отстрелом лося, благородного оленя (марала, изюбря), овцебыка, бурого и белогрудого (гималайского) медведя» (пункт 9)[2].

В предыдущем постановлении Пленума Верховного Суда РФ была следующая рекомендация судам:

В предыдущем постановлении Пленума Верховного Суда РФ к крупному ущербу рекомендовалось относить, в частности «ущерб, причиненный отстрелом зубра, лося, оленя при незаконной охоте…, отловом или уничтожением животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ» (пункт 16)[3]. К сожалению, эти разъяснения высшей судебной инстанции, с моей точки зрения, правильны не во всех ситуациях.

В постановлениях также указывается, что «судам необходимо устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в виде деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов и иных последствий. В связи с этим и в целях правильного разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области экологии, в том числе и при определении размера вреда, причиненного экологическим правонарушением, по делу должны проводиться соответствующие экспертизы с привлечением специалистов: экологов, санитарных врачей, зоологов, ихтиологов, охотоведов, почвоведов, лесоводов и других» (пункт 40)[4].

Экспертизы в отношении крупности ущерба по пункту «а» части 1 ст. 258 УК РФ назначаются и проводятся крайне редко. В результате очень много, с моей точки зрения, дел, когда нарушителей необоснованно привлекали к уголовной ответственности. Наиболее характерными в настоящее время являются дела по незаконному отстрелу кабанов, медведей. По кабану во многих субъектах с одной стороны ставится задача по так называемой депопуляции (резкому снижению численности) в связи с угрозой распространения заболевания африканской чумы свиней. С другой – лица, незаконно добывшие кабана, часто привлекаются к уголовной ответственности.

В отношении медведей (бурого и гималайского) заголовки в сети интернет звучат как фронтовые сводки: «В Бурятии медведь убил двух грибников»; «Жителей Мурманской области терроризируют голодные медведи»; «На Камчатке медведь убил человека»; «В Амурской области медведь убил человека»; «В Хабаровском крае медведь растерзал охотника»; «Жители Дальневосточного края просят разрешить отстрел медведей без соответствующего разрешения в целях самообороны»; «На Камчатке возле одного из кафе застрелен медведь»; «В Приморье медведь напал на двух мальчиков»; «В Карелии медведь забрёл на дачные участки и не хотел уходить»; «В Ульяновской области медведи пугают местных жителей»; «В этом году на Сахалине и Курилах отстреляно 25 «проблемных» медведей»; «В Красноярском крае отстреляют 20 «проблемных» медведей» и т.д.

 «За год в Приамурье численность медведей увеличилась почти в полтора раза»; «В Иркутской области численность хищников значительно превысила допустимые нормы»; «С начала года в Якутии медведи задрали более 250 домашних оленей»; «Нашествие медведей. В Новосибирской области медведи нападают на домашний скот»; «Владельцы ЛПХ в Парабельском районе получили компенсацию за коров, задранных медведями» (отмечу, что это пока единственный прецедент в современной России).

На информацию «Минприроды Хабаровского края: численность медведей в регионе надо сокращать», опубликованную на сайте «Охотники.ру», не сдержался и эмоционально отреагировал: «Да, был сей медведь в Красной книге РФ, потом исключен из нее. Сейчас, из-за ора зеленых, вновь предлагают занести его в Красную книгу РФ. А зачем? Чтоб медведи (бурый и гималайский) жрали людей и их скотину, охотничьих животных? Скоро дойдет до того, что за их добычу (как было на протяжении десятков лет) начнем выплачивать премии, объявим вредящими, откроем круглогодичную охоту (было на протяжении почти не одного столетия). Или начнем выплачивать компенсации владельцам за сожранный скот. Поэтому смелую для чиновника столь высокого ранга и аргументированию позицию Василия Толстых поддерживаю!».

По данным Государственных докладов «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации» на протяжении последних десятилетий численность бурого медведя растет (сейчас более 200 тыс. особей), его ресурсы недоиспользуются (освоение лимита добычи бурого медведя на территории России в целом не превышало 35%; добывается всего около 2,5% от его численности.

И вот при такой ситуации с ресурсами медведей и их катастрофическом недоиспользованием – за отстрел медведя – уголовная ответственность! По моему мнению, это нонсенс. Я отнюдь не обеляю нарушителей. Но каждый должен нести справедливое наказание. Кроме уголовной, есть и административная ответственность (штраф, лишение права охоты), а также весьма, скажу так «нехилая», гражданско-правовая ответственность – за самца медведя – 90, за самку – 150 тыс. руб.

Поэтому призываю коллег, образно выражаясь, не «лепить туфту» в отношении наличия или отсутствия крупного ущерба, а здраво подходить к его оценке. Но главное – надо вырабатывать критерии для его оценки. Полагаю, что помещаемое «Экспертное заключение эколого-правовой экспертизы» послужит этой задаче.

 


[1] Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: научно-практическое пособие / Ю.И. Антонов, В.Б. Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2014. – 736 с. // СПС КонсультантПлюс.

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // СПС КонсультантПлюс.

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // СПС КонсультантПлюс.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования».

Глеб Викторович Егоров Глеб Викторович Егоров

12 декабря 2016 года

Сообщений: 11
Многие умные и познавательные мысли и юридические обоснования почерпнул из Ваших работ. Благодаря им что-то и отложилось в голове не юриста, а биолога-охотоведа. Благо (может и не благо), в институте никто не забил никакой подобной информацией голову. Просто не было юриста-преподавателя. В 2002 году (в год вступления в законную силу нового КоАП РФ) Охотуправление РБ приобрело своим госинспекторам книгу "Ответственность за незаконную охоту" (Н.В. Краев, С.П. Матвейчук, Киров 2002). Были отзывы, в т.ч. очень критические: "Это пособие для браконьеров". Впервые многими, если не сказать всеми инспекторами, были прочитаны выжимки из судебных актов, как осудивших, так и оправдавших действия нарушителей. В большей степени "проколы", а не "перегибы" были по вине самих же инспекторов и милиции из-за небрежного оформления материалов первичных следственных действий. До 2002 года охотинспектора не оформляли протоколы личного досмотра, досмотра транспортного средства, изъятия орудий и документов. В настоящей статье, а точнее, прилагаемом к ней экспертном заключении, Николай Васильевич, Вами очередной раз показаны именно "прокол" и поверхностное отношение к обоснованию крупного ущерба. В данном случае, честно, я бы хотел видеть рекомендации о том, как правильно и с привлечением каких материалов грамотно обосновать крупность ущерба. А так, нарвешься на умника, придется проводить экспертизу продукции незаконной охоты, экспертизу обоснования крупности ущерба и т.п. - А там, пиши пропало.... Теперь придется снова думать чем и как обосновать крупность ущерба незаконной добычи косули сибирской.
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

14 декабря 2016 года

Сообщений: 30
Есть весьма интересная, на мой взгляд, статья по этой теме (не нашёл её в электронном виде): Д.А. Дерунов, И.А. Гребнев, А.В. Горлов, А.И. Найданова, Д.В. Степанов. НЕКОТОРЫЕ АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ БРАКОНЬЕРСТВА В ОТНОШЕНИИ КОПЫТНЫХ И МЕДВЕДЕЙ В РОССИИ / Состояние среды обитания и фауны охотничьих животных России и сопредельных территорий. Материалы II международ-ной, VII Всероссийской научно-практической конференции«Состояние среды обитания и фауны охотничьих животных России и сопредельных территорий», Балашиха 10-11 марта 2016 / ФГОУ ВО«Российский государственный аграрный заочный университет», Ассоциация Росохотрыболовсоюз, Управления регулирования и использования объектов животного мира Министерства сельского хозяйства и продовольствия Московской области, МСОО«Московское общество охотников и рыболовов», Московское общество испытателей природы. М. 2016. С.142-149.
Глеб Викторович Егоров Глеб Викторович Егоров

14 декабря 2016 года

Сообщений: 11
Еще более странное чувство осталось уже после прочтения статьи Д.А. Дерунова, И.А. Гребнева, А.В. Горлова, А.И. Найдановой, Д.В. Степанова "НЕКОТОРЫЕ АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ БРАКОНЬЕРСТВА В ОТНОШЕНИИ КОПЫТНЫХ И МЕДВЕДЕЙ В РОССИИ". Сдается мне, что какие-то «темные силы» хотят вообще развязать руки браконьерам, особенно, высокопоставленным и "уважаемым". Всем известен уровень образованности основной массы государственных охотничьих инспекторов, даже тех, кто прошел конкурсы по госслужбе в органы власти, осуществляющие охотничий надзор. Часто государственная служба не добавляет желания или не дает возможности просветиться юридически. По-старинке, выявив лиц, отстрелявших незаконно лося, медведя, инспектор вызывает на место происшествия полицию, а там хоть трава не расти. Дойдет уголовное дело до суда или нет – не важно. О качестве материалов в уголовном деле знают дознаватель, его руководитель, прокурор и адвокат. Если последнее в этом списке лицо прознает о проколах и иных проблемах с доказательствами и обоснованиями, не редко такие дела «зависают», «глохнут», уходят в архив, не смотря на наличие установленного лица. В случае желания возбудить дело об административном правонарушении по ч.2 ст.7.11 КоАП РФ, госинспектор, в лучшем случае, получит объяснения (если сумеет уговорить задержанных), составит какую-никакую схему. Додумается ли он собрать с места происшествия какие-нибудь вещдоки (гильзы, пыжи, пули, окурки, ножи, топоры и т.п.). Сделает ли он слепки следов (чем, как?), зафиксирует отпечатки пальцев (о чем это я?). Может быть, ему руководство выделит средства на проведение элементарной экспертизы … На практике будет так: составляется протокол по ч.2 ст.7.11 (почему бы не по ч.1 ст.8.37 КоАП РФ?) КоАП РФ (после «шантажа», что полицию не вызовут, от тюрьмы уберегут, если подпишет протокол), отбирается объяснение, короткое в 5 строк (в бланке протокола больше не предусмотрено) и в таком виде материал передается в суд. А в суде, как всегда – 50/50. Лишение права осуществлять охоту, если признался. Прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием состава или вообще события административного правонарушениях, т.к. не достаточно доказательств вины в совершении данного административного правонарушения. Спасибо адвокату! Спустя какое-то время в ходе прокурорской проверки выясниться, что инспектором сокрыт факт преступления, время упущено. Виновен! – инспектор. Пример на сайте Прокуратуры Иркутской области (https://www.irkproc.ru/qa/1236.html): «Допускались Службой по охране и использованию животного мира и нарушения при решении вопроса о привлечении браконьеров к ответственности. Так, за незаконную добычу двух косуль гражданин А. Гладких был привлечен Службой по охране и использованию животного мира Иркутской области к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ. Решение принято с нарушением действующего законодательства, в отсутствие всестороннего, полного и объективного выяснения всех обстоятельств дела. По протесту заместителя прокурора области судом незаконное и необоснованное решение должностного лица Службы о привлечении Гладких к административной ответственности отменено. По требованию прокуратуры Службой по охране и использованию животного мира Иркутской области заявление и материалы направлены в органы полиции, в результате – было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 258 УК РФ. Приговором суда Гладких признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.а ч.1 ст.258 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафа. По итогам рассмотрения документов прокурорского реагирования должностные лица Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области привлечены к дисциплинарной ответственности.». Такой вариант событий возможен, если только органы прокуратуры и полиции не перейдут на сторону тех, кто желает ДЕКРИМИНАЛИЗОВАТЬ БРАКОНЬЕРСТВО В ОТНОШЕНИИ КОПЫТНЫХ И МЕДВЕДЕЙ В РОССИИ!!! Может я не прав…. Но действительность и без этих проблем такова, что порой «как рыба об лед», не хочется, но руки нет-нет пытаются опуститься…
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка