Статус птиц и млекопитающих в Красной Книге Ленинградской области

12 января 2016 года

Красная Книга любого ранга играет основополагающую роль в охране диких животных, численность которых не достигает оптимальной или даже представляет угрозу существованию популяции в региональном или глобальном масштабе. Понятие «редкие животные» не имеет достаточного научного обоснования и используется в значительной мере условно. Вместе с тем «редкость» видов животных в конкретных условиях места и времени определяется различными внутрипопуляционными, внешними экологическими  и антропогенными факторами и требует дифференциации ее статуса.

Степень изученности диких животных в природе, в том числе даже  таких достаточно  крупных, и заметных как птицы и млекопитающие, их биологии и экологии, динамики численности популяций, оставляет желать много лучшего. Это связано с большими трудностями и высокой трудоемкостью натурных зоологических исследований, особенно если это касается малочисленных и редких видов. Поэтому имеющиеся сведения об этих видах весьма скудны, а статус в Красных Книгах различного ранга мало обоснован и является достаточно спорным.

В Красной Книги природы Ленинградской области « т.3» использовано 8 категорий статуса диких животных, а именно: 1. Вероятно исчезнувшие в регионе; 2. Находящиеся на грани исчезновения; 3. Исчезающие; 4. Уязвимые; 5. Потенциально уязвимые; 6. Требующие внимания; 7. Недостаточно изученные; 8. Неопределенного статуса. Анализ данных категорий показывает, что их выделение недостаточно обосновано как по существу, так и по терминологии. Отнесение животных к тому или иному видовому статусу является спорным. Например, выделение в Красной Книги категории «требующие внимания» не выдерживает критики. Внимания требуют все дикие животные, а что кроется за этой рубрикой – осталось неизвестным.

Авторы проекта «Составление списка наземных позвоночных животных (амфибий, рептилий, птиц и млекопитающих) Ленинградской области, нуждающихся в специальной охране и заслуживающие включения в Красную Книгу Ленинградской области» подошли весьма поверхностно к такому важному и ответственному для государства делу, как создание реестра особо охраняемых животных для внесения их в региональную Красную Книгу. Для целого ряда видов, отнесенных действующим законодательством к охотничьим ресурсам, предлагается исключение их из списка охотничьих на территории Ленинградской области. В эту группу вошли серый гусь, белая и серая куропатки, шилохвость, гаршнеп, дупель, обыкновенная и сибирская гаги, луток, мородунка, турухтан, средний кроншнеп, большой веретенник, клинтух, из млекопитающих – летяга, росомаха, речная выдра. При этом состояние этих видов, распространение и динамика численности в регионе недостаточно обоснованы. Состояние видов характеризуется  такими  малопонятными терминами как «редкий»,     «крайне редкий», «немногочисленный», «малочисленный». Отсутствуют данные о численности этих видов в регионе, показатели численности оцениваются как «стабильно низкая», «низкая», «медленно растущая». Для некоторых видов (средний кроншнеп, росомаха, европейская норка) динамика  численности «не ясна и требует уточнения». Очевидно, следует рекомендовать авторам данного проекта в начале уточнить численность указанных видов животных, а затем уже делать выводы о степени их редкости. Приводимые в обосновании лимитирующие факторы зачастую повторяют использованные в предыдущем издании Красной Книги Ленинградской области, без каких либо изменений и дополнений. Термин «незаконная охота», включенный в их число, некорректен, так как любая охота приводит к снижению численности вида, независимо от того, производится она на законных основаниях или же без таковых. Авторами проекта не рассмотрены также меры охраны животных, которые будут на практике использоваться работниками природоохранной сферы и специалистами в области природопользования. Простым причислением, какого либо вида к охраняемым («краснокнижным») невозможно увеличить его численность или уберечь от случайного или преднамеренного уничтожения. Как показывает практика, введения необоснованных запретов чаще всего приводит к обратному эффекту. Охрана «краснокнижных» видов обычно возлагается на конкретные особо охраняемые природные территории (ООПТ). Но, во первых, эти виды должны охраняться как на ООПТ, так и вне их, на всей территории области, во вторых, подавляющее большинство региональных ООПТ в Ленинградской области не укомплектованы  достаточным штатным персоналом и  особо охранять «краснокнижные» виды там просто некому.

Специалистами Санкт-Петербургского государственного лесотех-нического университета (СПбГЛТУ) предлагается разделять редких птиц и млекопитающих Ленинградской области на две группы:1. имеющие границу ареала  в пределах области (58 видов птиц и 11 видов и подвидов млекопитающих), 2. виды с границами ареалов за пределами области (18 видов птиц). Первых для краткости можно называть «пограничыми». Низкая численность животных у границ ареала явление обычное. К «пограничным» следует отнести в Ленинградской области белую и серую куропатку, и росомаху, которых вряд ли следует считать исчезающими. Что касается пролетных и залетных видов (обыкновенная и сибирская гаги, серый гусь, луток, пискулька), то считать их исчезающими можно только с учетом их численности в местах гнездовий. То же касается и дуплогнездящихся птиц (клинтуха) для увеличения численности  которого необходимы специальные биотехнические мероприятия (оставление дуплистых деревьев и развешивание искусственных гнездовий).

Многие животные подвержены  влиянию хозяйственной деятельности человека (вырубка лесов, разработка полезных ископаемых, строительство газо - и нефтепроводов, линий электропередач, осушение болот). Одной из сфер хозяйственной деятельности также является охотничье хозяйство. Это понятие включает в себя не только охоту, но и воспроизводство популяций диких животных, тогда как другие виды хозяйственной деятельности не включают в себя мероприятий, направленных на восстановление численности животных.

По итогам анализа списка птиц и млекопитающих, предлагаемых для включения в Красную Книгу Ленинградской области нами сформулированы следующие выводы и практические рекомендации:

1. Категории редкости видов должны быть пересмотрены с учетом  их численности. После проведения видовых натурных учетов целесообразно выделить три следующие категории видового статуса животных: 1. угрожаемые, 2. уязвимые, 3. малочисленные. Сокращение категорий до трех повысит достоверность оценки статуса и позволит более качественно назначать охранные мероприятия.

2. Необходимо разработать состав охранных мероприятий «краснокнижных» видов животных по следующим градациям: организационные, инспекционные, видовые хозяйственные, биотехнические. Организационные меры  включают модификацию и расширение существующей системы ООПТ. Инспекционные меры должны предусматривать постоянный мониторинг и патрулирование с целью выявления случаев незаконного уничтожения «краснокнижных» животных. Хозяйственные мероприятия по охране животных имеют общее природоохранное значение и заключаются в согласовании деятельности лесного, сельского хозяйства, промышленности, транспорта, и рекреации с интересами охраны животных. Биотехнические мероприятия должны широко практиковаться в целях эффективной интегрированной охраны не только редких, но и всех видов птиц и млекопитающих. Большую роль в выполнении биотехнических мероприятий играет охотничье хозяйство, которое привыкли делать «козлом отпущения» в деле защиты и охраны природы.

 

Литература

  1. Красная Книга природы Ленинградской области. СПб: Мир и Семья, 1999, т.3., 480 с.
  2. Мартынов Е.Н. Статус фауны позвоночных в Красной Книге природы Ленинградской области./ Труды Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства, вып. 3 (20), 2009, с. 187-196.
Светлана Кузнецова Светлана Кузнецова

19 января 2016 года

Сообщений: 46
Велислав Викторович, любой региональный опыт ведения Красных книг очень интересен, хотя бы потому, что федеральные уполномоченные органы не осуществляют в данном вопросе методического руководства. Сами субъекты РФ пытаются "самоорганизоваться" – проводят собственные региональные семинары, обсуждают и решают наиболее «сложные» вопросы по ведению своих Красных книг. Подобный семинар проходил и в Курганской области в 2010 году. Отдельно хотелось бы обсудить некоторые моменты по Вашей статье. 1. Категории редкости видов. Действительно, система оценок природоохранного статуса таксонов, включаемых в региональные Красные книги, - это очень важный вопрос, требующий единого методологического подхода в стране в целом. Поэтому на сегодняшний день при подготовке последующих изданий Красных книг профильным специалистам рекомендовано руководствоваться шкалой категорий, принятой в современной Красной книге Российской Федерации. Для охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения видов в Российской Федерации приняты 6 категорий статуса редкости таксонов и популяций по степени угрозы их исчезновения: 0 - вероятно исчезнувшие, 1 - находящиеся под угрозой исчезновения, 2 -сокращающиеся в численности, 3 - редкие, 4 - неопределенные по статусу, 5 - восстанавливаемые и восстанавливающиеся. Именно этой шкалой пользовалась Комиссия по Красной книге Курганской области при подготовке второго ее издания (2012). Вполне логичным (и единственно соответствующим законодательству) было включение в нашу региональную Красную книгу всех видов животных и растений Красной книги России, естественно встречающихся в Курганской области (за исключением видов, интродуцированных человеком). Что касается «пограничных» видов (краеареальных): согласна, что ни в коей мере это не должно являться критерием для включения видов в региональные Красные книги. Но, нужно принимать во внимание степень благополучия вида в соседних регионах. На краю ареала всегда имеются объективные неблагоприятные и нестабильные условия обитания вида, препятствующие дальнейшему его распространению и росту численности, но постоянная «подпитка» из соседних, более оптимальных, частей ареала отменяет необходимость осуществления охранных мероприятий. С другой стороны, если вид пострадал от хозяйственной деятельности человека, в результате которой сократил свой ареал, став краеареальным в области, или же он редок также и на значительной части ареала за пределами области, он подлежит внесению в региональную Красную книгу – однако вовсе не на основании его краеареальности, а согласно другим критериям (Куликов, 2010). И еще одно наше нововведение - Приложение к Красной книге. Для оптимизации перечня реально охраняемых видов, по возможности, были исключены из юридически обязывающего основного списка некоторые виды 3 категории редкости (которые были переведены в дополнительный список – не охраняемых, но мониторинг по состоянию популяций которых следует проводить). 2. Состав охранных мероприятий. Здесь необходимо дополнить перечисленные Вами организационные меры (кроме развития сети ООПТ регионального значения и обеспечения эффективного их функционирования) следующими мерами: 1) мониторинг редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов (например, в Курганской области даже в условиях катастрофически минимального финансирования такие работы ведутся); 2) учет и кадастр редких и находящихся под угрозой исчезновения видов (ведется в рамках государственного кадастра объектов животного мира); 3) ведение Красных книг (очевидно); 4) подготовка региональных стратегий сохранения отдельных редких и находящихся под угрозой исчезновения видов (в нашей области разработан долгосрочный план мероприятий (план действий) по обеспечению охраны объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Курганской области, на период с 2013 – 2017 гг.). Кроме того, в этом списке, на мой взгляд, не хватает мер, направленных на воссоздание утраченных популяций, предусматривающих возвращение вида в пределы его исторического ареала и т.д. В прошлой Стратегии сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов (от 6 апреля 2004 г.) эти мероприятия были детально описаны. Также среди выделенных Вами основных градаций мер охраны отсутствует еще одна (немаловажная) - эколого-просветительская работа (без нее никуда!). 3. В заключение несколько слов о значении ООПТ в сохранении редких и исчезающих видов. Видимо, Вы полагаете, что если «подавляющее большинство региональных ООПТ в Ленинградской области не укомплектованы достаточным штатным персоналом», то и роль таких ООПТ в сохранении «краснокнижных» видов минимальна. Не соглашусь с этим утверждением, действие ограничений на разные виды природопользования на ООПТ, установленных режимом особой охраны, уже само по себе играет положительную роль в сохранении редких видов.
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

20 января 2016 года

Сообщений: 34
Велислав Викторович, пожалуй, следует обратить внимание на формулировку: «Термин «незаконная охота», включенный в их число, некорректен, так как любая охота приводит к снижению численности вида, независимо от того, производится она на законных основаниях или же без таковых». Наверное, тут возможно учесть следующие моменты. Незаконная охота, как охота, осуществляемая с нарушением требований правил охоты (в широком смысле) может, как оказывать воздействие на состояние тех или иных (охотничьих) животных, так и не оказывать такового. В качестве некоторых примеров можно указать следующие: осуществление добывания охотничьих животных с огнестрельным (пневматическим) оружием ближе 200 метров от жилья; отсутствие при себе во время осуществления охоты «госохотбилета», путёвки, разрешения; охота на вальдшнепа на утренней тяге и прочее. А, например, такое деяние как охота с огнестрельным оружием граждан, не достигших 18-летнего возраста, является тем правонарушением, осуществление которого скорее приносит не вред, а пользу в деле охоты и охраны природы. (Это достигается за счёт обеспечения преемственности поколений, передачи и сбережения охотничьих традиций, «раннего» приобретения охотничьего опыта и навыков (в том числе бережного отношения к природе и распознания объектов охоты в полевых условиях)). Всё это примеры «незаконной охоты», которую с трудом можно характеризовать как причину, способную повлиять на благополучие каких-либо видов (популяций) животных (если речь не идёт о полном запрете добывания вида). С другой стороны, если обратиться к теории, то законная охота (осуществляемая с соблюдением установленных правил) не оказывает отрицательного воздействия на охотфауну, а если вспомнить принципы замещения и компенсации естественной смертности, то оказывает стимулирующее воздействие на биологическую продуктивность животных. Именно «незаконная охота», осуществляемая вне установленных сроков (в ряде случаев), запрещёнными орудиями и методами (способами, приёмами) охоты, осуществляемая в отношении запрещённых к добыванию половозрастных групп и т.д. и может оказывать серьёзное негативное воздействие. К утверждению о том, что «любая охота приводит к снижению численности вида», на мой взгляд, надо относиться осторожно. Подобные широкие формулировки могут быть на руку антиохотничьим деятелям. Понятно, что к каждому конкретному виду должен быть отдельный подход. И если краснокнижный статус полностью обоснованно исключает возможность осуществления охоты на данный вид, то это должно быть обозначено (при возможности) именно как временная мера, действующая до «вывода» данного животного из Красной Книги и перевода его в виды охотничьи. Такая формулировка близка к экономическим мерам по охране редких видов, так как формирует в сознании граждан понимание того, что вид охраняется не просто так, а с целью выведения его в будущем из Красной Книги и «кто знает, может не дети, так внуки смогут его добывать». Известно, что само по себе включение вида в Красную Книгу ещё не вызывает ни каких благоприятных для судьбы вида последствий (в некоторых случаях может быть и обратный эффект (белогрудый медведь)). Если с включением в Красную Книгу не происходит проработки возможности создания механизмов заинтересованности местного населения в сбережении данного вида, то это большое упущение, особенно если в действительности такие механизмы могут быть найдены. Помимо прочего, одним из таких механизмов охраны редких видов является создание возможности очень ограниченной, но экономически выгодной (как правило трофейной или фото-) для местного населения охоты. Как пример можно вспомнить историю с Сулеймановым мархуром, хорошо описанную Алексеем Вайсманом в №1 за 2016 г. Русского охотничьего журнала. В целом, если животные вносятся в Красную Книгу, при этом обоснования такого внесения внятно не сформулированы (например, всё списывается только лишь или в основном на охоту, законную и/или незаконную), дальнейшие меры по восстановлению численности не описаны (эколого-просветительская задача), перспектива возможности будущего использования (если вид представляет экономический интерес, или другую для населения ценность) не обозначена, то всё это может вызывать у значительной части населения отношение к Красной Книге, как к «великолепной книге о вкусной и здоровой пище». Кроме того, нужно определиться, допустимо ли вообще применять в тексте Красной Книги по отношению к ряду видов термин «охота», так как согласно закону «Об охоте…» это деятельность, связанная с использованием именно «охотничьих ресурсов». В то же время «охотничьи ресурсы» - это и все те объекты животного мира, которые могут быть использованы в целях охоты. Терминологический аппарат современного закона «Об охоте…» явно далёкий от совершенства, вероятно, рано или поздно, подвергнется корректировке. Возможно, что в каких-то конкретных случаях по тексту Красной Книги слово «охота» лучше заменить словом «добывание». В целом это не простой вопрос и без помощи специалистов филологов тут, пожалуй, не обойтись.
Светлана Кузнецова Светлана Кузнецова

20 января 2016 года

Сообщений: 46
Александр, добрый вечер! Пример с Сулеймановым мархуром, описанный в статье А.Вейсмана "Как бы не заохранять до смерти", прямо сказать - просто "сказочный"... Но, что именно сказалось на благоприятном исходе для популяции этого подвида - трофейная охота или что-то еще - все таки не ясно. Для Русского охотничьего журнала такая интерпретация, конечно, выгодна. Сейчас поясню некоторыми примерами свою мысль. Более тридцати лет назад на территории области зафиксирован вид Красной книги (тогда) СССР кудрявый пеликан (статус 2 - сокращающийся в численности). У нас он действительно был редкий, колонии были обнаружены только в одной точке - озере Черном (Красная книга, 2002). С массовым зарыблением озер, происходившем области в последние годы, численность пеликана значительно увеличилась, появились новые гнездовые колонии. Группы кочующих и кормящихся пеликанов, благодаря их способности к дальним перемещениям, теперь встречаются практически в любом районе области. Второй положительный пример - орлан-белохвост (вид Красной книги РФ, статус 3 -редкий). В 1990-2000-е гг. численность его заметно возросла. В осенний период к нам "подтягиваются" еще прикочевавшие с севера птицы, часть особей не улетают на зимовку вообще. Причин положительной динамики несколько - это и отказ от применения ядохимикатов (ввиду снижения площадей пахотных земель, находящихся в обороте, в регионе), опять же массовое зарыбление озер в области (в питании преобладает рыба, чаще всего заморная), а также рост численности диких копытных в Зауралье, в частности косули (в осенне-зимнее время орланы выискивают в охотничьих угодьях подранков и остатки разделанной охотниками добычи (Красная книга Кург. обл. (2012)). Таким образом, редкие виды увеличили свою численность не благодаря охранным мероприятиям и природоохранным акциям, все "сложилось удачно для этих видов" в результате изменения приоритетных направлений природопользования в регионе в целом. Хотя для обывателей можно подать эти примеры, как положительный результат включения в региональную Красную книгу. Так и может быть и с мархуром ... Ну, а на счет Красной книги еще несколько слов, это документ, подготовленный учеными для уполномоченного органа власти (а не самим органом!) в целях разработки и принятия программы первоочередных действий. Без долгосрочного плана мероприятий (плана действий) по обеспечению охраны объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу, сама Красная книга почти и не имеет значения, за исключением редких выявленных случаев незаконного изъятия и оборота "краснокнижных" таксонов. А мероприятия, конечно, разные должны быть, вплоть до таких, как возвращение вида в пределы его исторического ареала. Еще по поводу терминологии "охота или добывание" в видовых очерках: мы оставили в лимитирующих факторах "браконьерство".
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка