Пожары: факты и домыслы

Тема взаимодействия по вопросам ограничений и переносов сроков охоты в связи с лесными пожарами между «лесным и охотничьим ведомствами» не нова, но и не теряет своей актуальности из года в год. Для ограничения доступа населения в леса в связи с лесными пожарами вводятся режимы ЧС и ОПР (особый противопожарный режим). Как правило, такие ограничения сопровождаются запретами, ограничениями, переносами сроков охоты в субъектах РФ. В целом благодаря этим мерам в общественном сознании формируется представление о том, что охотники представляют собой ту массу населения, благодаря которой и возникают весьма часто пожары в лесах. При этом специальных научных исследований или официальных сведений, подтверждающих значительную роль охотников (или рыбаков) в возникновении пожаров обнаружить не удаётся. Хотелось бы отметить, что в некоторых случаях мнение о вине охотников в пожарах в сознании граждан формируется на основе непроверенных данных, слухов и расхожего мнения. Такие сведения «вбрасываются» в сознание обывателей порой не намеренно или даже вообще изначально не направлены на формирование восприятия образа охотника как поджигателя но, тем не менее «невзначай» такой образ и формируют. Так, например, всем известно, с каким интересом и вниманием люди относятся к публикациям Василия Михайловича Пескова. Одна из его статей носит название: «Ружейный пыж и 3000 пожарных» (В.М. Песков Полное собрание сочинений. Том первый. В соболином краю. – М.: ИД «Комсомольская правда», 2014. С. 139-140). По нашему мнению суть самого рассказа может и не сильно запомниться читателю или позабудется со временем. А вот название статьи громкое, врезается в подсознание. В этой статье Василий Михайлович рассказывает о возникшем в 1959 году в Калининской (ныне Тверской) области лесном пожаре. Погодные условия, в том числе сильный ветер, способствовали быстрому распространению огня. Пожар приближался к «пороховой бочке» - местам торфоразработки. И только благодаря самоотверженным действиям людей, которые вели борьбу со стихией трое суток, удалось отстоять населённый пункт и не дать вспыхнуть большим запасам добытого торфа.

Сама статья начинается так. «Возле Оршанских Мхов на заре лесник слышал ружейные выстрелы, а к полудню над лесом поднялся столб серого дыма…». Заканчивается же статья следующим образом: «…Неизвестно, к сожалению, имя разгильдяя, который не затушил костра, обронил в лесу папиросу или заряжал патроны ватными пыжами. Ведь это его оплошность исправляли три тысячи самоотверженных людей».

Чувствуете? На наш взгляд данный рассказ Василия Михайловича очень показателен! Зачастую так и происходит, в пожарах упрекают и подозревают охотников, а на деле причины либо совсем другие, либо не установлены. К примеру, на официальном сайте ФБУ «Авиалесоохрана» за 2015 год (по состоянию на 10.04.2015) из всех причин возникновения природных пожаров, которые указываются, обозначены только неосторожное обращение с огнём или переход травяных пожаров (сельхозпалов) на земли лесного фонда.

Гарь

Фото Н. Лопана, весна 2007 год. Михальское охотничье хозяйство (Курганская область). Участок гари 2004 года после "расчистки". 

Отметим также, что по нашим таёжным лесам проходит немало нефте- и газопроводов. Местное население называет их «путинками». В случае угрозы переброса лесного пожара на эти объекты, как правило, для оказания помощи в условиях ЧС привлекается местное население, и за это «привлечённики» получают не плохие деньги. Нельзя утверждать, но и исключать также, что имеется некая в той или иной степени развитая практика целенаправленных поджогов лесов местным населением с целью подзаработать. Как сказал один такой «привлечённик» из местных КМНС: «пожары у нас исключительно из-за молний, потому что поджоги не доказуемы».

Необходимо также отметить, что в России мало уделяется внимания специальным исследованиям влияния природных пожаров на фауну в целом, на охотничьи ресурсы, на охотничье хозяйство как отрасль материального производства. Хотя совершенно очевидно, что это один из мощнейших факторов, влияющих на состояние различных видов российской фауны. Тем не менее, в последнее время интерес к этой теме среди охотоведов несколько оживился. Ниже приводиться одна из недавних статей, посвящённых этой теме. Статья опубликована в журнале «Леса России и хозяйство в них» (Пушкин А.В. К вопросу изучения влияния природных пожаров на охотничью фауну / А.В. Пушкин, В.И. Машкин // Леса России и хозяйство в них – 2014 - №4 (51) С. 17-22.)

 

А.В. Пушкин, В.И. Машкин

К вопросу изучения влияния природных пожаров на охотничью фауну

По неполным и несогласованным данным, каждый год в мире выгорает около 350 миллионов гектаров леса [8]. В конце XX и начале XXI в. проблема лесных пожаров в связи с высокой горимостью лесов приобрела масштабы, с которыми человечество столкнулось впервые [16]. Отметим, что долгосрочные последствия катастрофических лесных пожаров проявляются в необратимых потерях биоразнообразия, в том числе раритетных видов фауны, а также в смене вековых путей миграций перелётных птиц, наземных и водных животных [2].

В СССР ежегодно вырубалось порядка 2,5 млн га леса [14]. По состоянию на 21 октября 2014 года на землях лесного фонда России возникло более 15 тысяч лесных пожаров, огнем пройдено более 3,5 млн.га. При этом 54,8% от количества всех лесных пожаров и 98,5% от пройденной огнем площади пришлось на 10 наиболее горимых регионов: Республика Саха (Якутия), Иркутская область, Забайкальский край, Амурская область, Красноярский край, Омская область, Республика Бурятия, Приморский край, Республика Тыва и Хабаровский край [19]. Несмотря на значительную разницу в данных о площадях лесных пожаров на территории России (данные Росстата, ИСДМ - Рослесхоз, органов управления лесным хозяйством субъектов РФ, международных организаций - ФАО, ЮНЕП, ВМО, GFMC) и др. очевидно, что средняя многолетняя площадь пожарищ значительно превышает площадь вырубок, а в некоторые годы превышает многократно. Так по экспертной оценке специалистов НАСА площадь лесных пожаров в бореальной зоне России составляет 10-12 млн га [5].

Одним из первых среди «классиков русской охоты» о проблеме природных пожаров и их губительном влиянии на диких животных упомянул С.Т. Аксаков [1]. Многочисленные упоминания о крупных лесных пожарах встречаются в русских летописях (Воскресенская летопись, с.6, с. 283, с. 132; Никоновская летопись, с. 119; Лаврентьевская летопись, с. 216) [15]. В них же указывается на заходы диких зверей в города во время лесных пожаров [15].

В 1915 году в Восточной Сибири лесными пожарами была охвачена огромная площадь от 700 до 520 северной широты и от 690 до 1120 восточной долготы (около 1,6 млн км2). При этом площадь лесных пожарищ достигла более 125 тыс. км2. Дым этих пожаров покрыл пространство в 6 млн км2, повлиял на сроки созревания хлебов и мешал судоходству [15,17].

Таким образом, природные пожары представляют собой масштабное явление, служат причиной изменения качества и ёмкости среды обитания животных, их гибели, миграций, изменяют продуктивность и производительность охотничьих угодий и т.д. При этом серьёзного изучения их влияния на популяции животных и охотничье хозяйство России практически не проводится [11]. Большинство известных нам работ и проводимых экспериментов направлено на изучение пирогенных сукцессий с ботанической (фитоценотической, лесохозяйственной) точки зрения [11,12,18].

Количество отечественных публикаций, посвящённых влиянию природных пожаров на фауну и охотничье хозяйство страны можно назвать ограниченным [11].

О вреде, который причиняют нашей фауне лесные пожары уничтожением и длительными изменениями ценнейших охотничьих угодий и об актуальности изучения воздействия природных пожаров на фауну указывал А.Н. Формозов [15]. При этом он подчеркивал, что правильно используемый человеком, а не действующий как враждебная стихия, пожар может иногда играть положительную роль как средство для частичной мелиорации лесных стаций. Очень узкие полосы гарей, несомненно, повышают в лесу ценные кормовые запасы и, создавая разнообразие условий, делают фауну более насыщенной и богатой.

В монографии В.М. Козлова приведён авторский метод экологической классификации лесных участков, «нарушенных рубками» [4]. Однако в отношении лесных участков, «пройденных огнём», подобной классификации не приводится. Не удалось подобного обнаружить в работах других авторов, посвящённых охотустройству. Метод экологической классификации вырубок, разработанный В.М. Козловым и Г.Н. Бурдуковым [3] может быть использован для разработки экологической и охотустроительной классификации лесных пожарищ (гарей и гарельников) [9].

В ходе крупного лесопожарного эксперимента, проводимого в Острове Бор, получен ряд ценных данных о влиянии лесного пожара на экосистемы [18], но подавляющее большинство этих исследований носит ботанический (лесохозяйственный) характер. Остров Бор представляет собой лесной участок площадью 50 га, находящийся в 650 км от г. Красноярска, где в 1993 г. ученые 24 государств решили провести эксперимент, рассчитанный на 200 лет, и выяснить различные аспекты естественного лесовосстановления после искусственного верхового пожара, то есть разносторонне изучить характер пирогенной сукцессии [11].

В настоящей работе использованы наши наблюдения, полученные А.В. Пушкиным [11] в ходе участия в тушении лесных пожаров в 2013 г. (Республика Саха) и 2014 г. (Иркутская область, Республика Саха), а также данные опроса 18 охотников-промысловиков и 15 работников ФБУ «Авиалесоохрана», занимающихся охотой.

Результаты проведенных опросов показали, что ряд сведений нуждается в проверке специальными исследованиями, и многие вопросы не изучены:

  1. На пожарищах (даже в августе месяце в окрестностях г. Мирный в Якутии) уже через 7-15 дней после пожара появляется свежая трава, которая привлекает сибирскую косулю (Capreolus pygargus).
  2. Линные глухари (Tetrao urogalliodes) могут погибать при беглых верховых пожарах, особенно при организации отжигов («встречных палов»).
  3. Медведь (Ursus arctos) заранее уходит от пожара, но потом возвращается на пожарище, где собирает трупы погибших животных.
  4. Северный олень (Rangifer tarandus) лесных популяций и, вероятно, другие парнокопытные сначала уходят от пожара, а потом возвращаются на свои индивидуальные участки.
  5. Возле остановившейся, но дымящей кромки пожара часто скапливаются парнокопытные, спасаясь от кровососущих насекомых. Это привлекает хищников, охотников и браконьеров.
  6. Из куньих на пожаре (в том числе во время отжигов) чаще всего замечают соболей (Martes zibellina).
  7. Рябчики (Tetrastes bonasia) часто концентрируются у потухшей кромки пожара, вероятно по причине того, что «их тянет к сгоревшим гнёздам».
  8. Соболь в большинстве своем при пожаре гибнет, так как склонен к затаиванию. Аналогичные данные приводит и П.П. Наумов [9]. Однако норка (Mustela vison) от пожаров уходит вовремя, совершая перемещения на большие расстояния и осваивая новые участки обитания.

Охотники Якутии, отмечая расширение ареала норки и рыси (Lynx lynx) на север, причиной этого считают интенсивные частые лесные пожары на юге (обоснованность мнения следует проверить исследованиями).

Необходимо отметить, что некоторые из приведенных выше сведений, охотники умело используют в целях добывания животных [11].

В связи с вышеизложенным становится очевидна необходимость развития отдельных направлений исследований. Первое из них мы предлагаем назвать зоологической пирологией (зоопирология), в рамках которого исследовать разнообразное влияние природных пожаров на представителей животного царства. Речь идёт о прямом и косвенном во времени и пространстве влиянии пожаров на животных.

Второе — охотхозяйственная пирология (охотпирология) [11]. Это разностороннее изучение влияния природных пожаров на объекты животного мира, отнесённые к объектам охоты («охотничьи ресурсы»), а также на различные аспекты охотхозяйственной деятельности и на охотничье хозяйство как отрасль народного хозяйства. Эти научные направления должны разрабатывать методы и обеспечивать механизмы мониторинга (в том числе перспективный прогноз состояния) объектов животного мира, подвергшихся воздействию природных пожаров.

Охотхозяйственная пирология рассматривается как отдельное направление в силу того, что исследованиями такого рода должны заниматься не только зоологи и другие специалисты, но и, в первую очередь, специалисты-охотоведы. Это направление характерно специфической ресурсной составляющей, и ввиду хозяйственной ценности ресурсов - особыми экономическими исследованиями, а также рядом других особенностей.

Анализ известных нам отечественных работ, посвящённых изучению влияния природных пожаров на разные виды фауны, позволяет сделать следующие (в некоторых случаях предварительные) выводы:

  1. Разные виды животных по-разному реагируют на природные пожары. Ответная реакция популяций на природные пожары зависит от конкретных характеристик пожара в той или иной местности. Она может быть от крайне отрицательной до положительной. Примером крайне отрицательной реакции может служить соболь, у которого отмечается высокая пирогенная смертность [9, 11], нарушение пространственной структуры популяции, нарушение процесса размножения, резкое ухудшение кормовой базы [9]. Предполагаем, что в ряде случаев численность соболя на пожарищах восстанавливается медленно. Пример положительной реакции - обыкновенная пустельга (Falco tinnunculus) после локальных травяных пожаров в Приханкайской низменности. Численность этого вида на выгоревших участках не только не снижается, но и увеличивается [6], пирогенная смертность крайне низкая или отсутствует. Положительной реакцией на степные пожары и контролируемые палы, как отмечают исследователи, обладают степные сурки (Marmota bobak), среда обитания которых улучшается после прохождения огня [7].
  2. В исследованиях нужно разделять непосредственное влияние пожаров на животных (пирогенную смертность, вынужденные миграции, нарушение репродуктивных процессов и прочее) и влияние пожаров на качество и ёмкость среды обитания животных [3]. Необходимо изучать зависимость ёмкости среды обитания от типа природного пожара в той или иной местности и её изменение во времени на пожарище.
  3. Пирогенная смертность зависит от типа пожара, от местности, от сезона года и от совпадения времени пожара с теми или иными процессами годового цикла жизни животных (период спаривания, появление молодняка, одномоментные линьки птиц и др.).
  4. Отечественные исследования по этой теме весьма разрознены, нет общей схемы и методологии изучения влияния пожаров на животных. Каждый из авторов изучает «то, что у него под рукой», используя те или иные не унифицированные методики.
  5. Несмотря на масштабность ежегодных природных пожаров на территории России и их огромное влияние на фауну, какая-либо единая программа общероссийского уровня по изучению этих процессов отсутствует.
  6. Данные национальной информационной системы дистанционного мониторинга и прогнозирования лесных пожаров (ИСДМ - Рослесхоз), насколько нам известно, не сопоставляются с данными федерального или регионального мониторинга объектов животного мира. Кроме того, данные ИСДМ — Рослесхоз не публикуются в полном объёме в сети Интернет, а заинтересованные в использовании в научных целях этих данных исследователи лишены возможности свободного пользования. Лишь некоторую часть информации, полученной за счёт ИСДМ - Рослесхоз, можно свободно обнаружить на официальном сайте ФБУ «Авиалесоохрана» (www.aviales.ru).
  7. Постпирогенные изменения в зоокомплексах происходят не только за счёт сукцессионных процессов, но также обусловлены естественными колебаниями численности животных, изменениями численности и плотности в результате климатических колебаний и других явлений, что необходимо учитывать при проведении мониторинга состояния животного населения на пожарищах.
  8. Изучение изменений в зоокомплексах на выгоревших участках, как правило, осложняется отсутствием достоверных данных о состоянии животного населения этих участков до пожара. Целесообразен метод экспериментальных контролируемых выжиганий, позволяющий задавать определённые параметры пожара (интенсивность, направление, конфигурация кромки, время и прочее) и располагать заранее собранными данными о состоянии исследуемого участка до пожара [10].

Так как публикации по этой теме довольно редки, и какой-либо значительный фундаментальный массив знаний в этой области отсутствует, мы считаем крайне важным разработку единых рекомендаций по изучению влияния природных пожаров на животных. На первоначальном этапе изучения представляется целесообразным сбор заполняемых унифицированных анкет по различным видам животных со всех субъектов РФ. Особое внимание предлагаем уделить изучению птиц и млекопитающих, отнесённых к охотничьим ресурсам. Данные анкеты должны заполняться специалистами различных научных организаций страны, охотоведами «на местах», охоткорреспондентами Службы «урожая» ВНИИОЗ, которые готовы уделить внимание изучению данной проблемы.

При разработке карточки регистрации реакций животных на природный пожар было выделено 5 категорий реакций животных (табл. 1).

Карточка пожара

Категории реакции животных на природный пожар

  1. Высокая пирогенная смертность (более 50% численности). Как правило, происходит уничтожение кормовой базы, нарушение пространственной структуры популяции, нарушение процессов воспроизводства. Вид длительное время не заселяет территорию пожарища.
  2. Пирогенная смертность высокая или средняя, но выгоревшая территория быстро заселяется и осваивается особями этого вида с прилегающих незатронутых пожаром территорий. Особи вида отмечаются на пожарище в этом же году или в ближайшие два года после пожара.
  3. Пирогенная смертность низкая или отсутствует, особи уходят с территории пожара и длительное время (более двух лет) не отмечаются на пожарище.
  4. Пирогенная смертность низкая или отсутствует. После прекращения пожара численность и плотность особей вида на пожарище остаётся прежней (нейтральная реакция на пожар) Такая реакция, по некоторым данным [6], свойственна, например, немому перепелу (Coturnix japonica) при локальных травяных пожарах в Приханкайской низменности.
  5. Пирогенная смертность низкая или отсутствует. Вид увеличивает плотность и численность на пожарище в скором времени после пожара (в этот же или на следующий год).

Список литературы

  1.  Аксаков С.Т. Записки оружейного охотника Оренбургской губернии. М.: Университетская типография, 1852. С. 249-250.
  2.  Ефремов Д.Ф., Швиденко А.З. Долговременные экологические последствия катастрофических лесных пожаров в лесах Дальнего Востока и их вклад в глобальные процессы // Управление лесными пожарами на экорегиональном уровне. Материалы Международного научно- практического семинара (Хабаровск. Россия. 9-12 сентября 2003 г.). М.: Изд.: «Алекс», 2004,с. 68-69.
  3.  Ёмкость среды обитания охотничьих зверей и птиц / В.И. Машкин [и др.]; под. ред. В.И. Машкина. - Киров: ФГБОУ ВПО Вятская ГСХА, 2013.-333 с.
  4.  Козлов В.М. Влияние рубок леса на среду обитания и популяции охотничьих животных европейской тайги: Монография. / В.М. Козлов - Киров: Вятская ГСХА, 2010.- 148 с.
  5.  Конрад С.Г., Иванова Г.А. Дифференцированный подход к ко­личественной оценке эмиссии углерода при лесных пожарах // Лесоведение. - 1998. - №3 - С. 28-35.
  6.  Курдюков А.Б. Влияние травяных пожаров на население птиц в открытых ландшафтах южного Приморья / А.Б. Курдюков, Е.А. Волковская - Курдюкова // Охрана и научные исследования на особо охраняемых природных территориях Дальнего Востока и Сибири: материалы между-нар. науч.-практ. конф., посвящённой 25-летию организации Буреинского государственного природного заповедника. - Хабаровск, 2012. С. 65-67.
  1.  Машкин В.И. Экология, поведение и использование сурков Евразии / В.И. Машкин, A.J1. Батурин, В.В. Колесников; Вятская ГСХА; ВНИИОЗ. Киров, 2010. 256 с.
  2.  Моргера Э. Лесные пожары и законодательство. Руководство по разработке национального законодательства, основанное на Добровольных руководящих принципах по борьбе с пожарами / Э. Моргера, М.Т. Чирелли // Продовольственная и сельскохозяйственная организация объединённых наций. — Рим, 2012. - 181 с.
  3.  Наумов П.П. Причины исторического динамизма ареала и численности соболя в России / П.П. Наумов // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства:    Сб. материалов I международной научно- практической конференции (Иркутск, 4-7 апреля 2014 г.) / редкол.: А.В. Винобер [и др.]; Фонд поддержки развития биосферного хозяйства и аграрного сектора «Сибирский земельный конгресс». - Иркутск: Изд-во ИрГСХА, 2014.-С. 14-24.
  4. Орешков Д.Н. / Динамика животного населения при воздействии пожаров разной интенсивности в среднетаёжных сосняках Средней Сибири / Д.Н.Орешков, А.С. Шишикин // Сибирский экологический журнал - 2003. - № 6 - С. 743-748.
  5.  Пушкин А.В. Об изучении влияния природных пожаров на охотничью фауну и охотхозяйственную деятельность / А.В. Пушкин // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства: сб. материалов II ме- ждунар. науч.-практ. конф. (Иркутск, 28-31 окт. 2014) — Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2014. - С. 34-40
  6.  Пушкин А. О лесных пожарах и ограничениях охоты / А. Пушкин // Российская охотничья газета - 2014. - №38. - С. 4.
  7.  Стратегия по снижению пожарной опасности на ООПТ Алтае- Саянского экорегиона. Отчёт Института леса им. В.Н. Сукачёва (ИЛ СО РАН), подготовленный в рамках выполнения работ по проекту ПРООН/МКИ «Расширение сети ООПТ для сохранения Алтае-Саянского экорегиона». - Красноярск, 2011. - С. 96-107.
  8.  Сысоев Е.П. О некоторых аспектах взаимосвязи между лесным и охотничьим хозяйством // Труды Кировского с.-х. ин-та. Вопросы биологии промысловых животных и организации охотничьего хозяйства.-Пермь, 1975.-С. 97-106.
  9.  Формозов А.Н. Проблемы экологии и географии животных / Отв. ред. В.Е. Соколов; Сост. Л.Г. Динесман. Изд. стереотип. - М.; Издательство ЛКИ, 2015. - С. 15-25.
  10.  Фуряев В.В. Предисловие к русскому изданию // Управление лесными пожарами на экорегиональном уровне. Материалы Международ­ного научно-практического семинара (Хабаровск. Россия. 9-12 сентября 2003 г.). М.: Изд.: «Алекс», 2004,с. 5-6.
  11.  Шостакович В.Б. Лесные пожары в Сибири в 1915 г. - Изд. Восточносиб. отд. Рус. геогр. О-ва, 1924, т. 47, с. 119 - 126.
  12.  Prescribed Burning in Russia and Neighbouring Temperate-Boreal Eurasia / E.N. Valendik [et al] - A Publication of the Global Fire Monitoring Centre (GFMC), 2012. - 326 pp.
  13. http://aviales.ru/popup.aspx?news=l980 [Электронный ресурс].

 

Н.Лопан 

Характеристика категории преобразованных и повреждённых пожарами участков леса на территории Чистопрудного охотничьего хозяйства 

Чистопрудное охотничье хозяйство расположено в 15 км севернее города Кургана.  В соответствии с действующей классификацией (категорий и классов среды обитания для схем внутрихозяйственного устройства) к категории преобразованных и повреждённых участков  леса относятся  зарастающие лесом вырубки (в том числе несомкнувшиеся лесные культуры) с проектным покрытием древесного и древесно-кустарникового яруса менее 20% площади, леса, поврежденные пожарами (гари), территории ветровалов, участки с нарушенным почвенным покровом в результате добычи полезных ископаемых и других техногенных воздействий.

 Экспликация элементов среды обитания  Чистопрудного  охотничьего хозяйства 

Категории

среды обитания

Классы среды обитания охотничьих ресурсов

Номер

класса

ID

Площадь, га

%

Леса

 

Хвойные вечнозелёные (хвойных вечнозелёных пород более 80%)

5;2

5406

27,42

Мелколиственные (мелколиственных пород более 80%)

4

4582

23,24

Молодняки и кустарники

Зарастающие вырубки

6

1892

9,60

Лиственные кустарники

7

1272

6,45

Болота

Травяные

9

489

2,48

Внутренние водные объекты

 

 

Озёра, реки

 

 

1

49

0,25

Лугово-степные комплексы

 

 

 

Луга

 

 

 

8

279

1,42

Преобразован-ные и  пов-реждённые участки

 

Гари

 

10

4163

21,11

Непригодные для ведения охотничьего хозяйства

0

1584

8,03

Пригодных для ведения охотничьего хозяйства:

 

18132

91,97

ВСЕГО:

19716

100

Гари. На территории Чистопрудного охотничьего хозяйства данный класс среды обитания охотничьих животных  сформировался после 2004 года в результате неконтролируемых лесных пожаров на землях лесного фонда. Некоторые участки в результате несвоевременной очистки превратились в трудно проходимые ветровалы и неоднократно подвергались воздействию пожаров в период с 2006 по 2012 год.  По данным дешифровки космических снимков и полевого обследования территории, общая площадь выделенного класса среды обитания составляет 4163 га. (21,11 % от общей площади охотничьего хозяйства). Данный тип угодий уверенно распознаётся на космических снимках в различных вариантах синтеза. Значительная часть этой площади (80%) ранее относилась к сосновым лесам разного возраста.  

В отличие от класса зарастающих гарей и полей, свежие гари и вырубки характеризуются отсутствием древесного и древесно-кустарникового яруса. На значительных по площади участках сохранились стволы сгоревших деревьев. Территория от захламления окончательно не очищается.  К этому классу среды обитания также отнесены участки лесных посадок с  несомкнувшимися лесными культурами и участки, распаханные для посадки культур. Покров гарей зависит от качества почвы. На песчаных почвах сформировался характерный осоковый покров с полным доминированием  осок. На более плодородных почвах покров сформирован с доминированием кипрея, вейников, лабазника, пижмы и другого лесного разнотравья, но такие участки встречаются редко.   

 

Сгоревший лес, гарь

Июнь 2013 года. Гарь на месте смешанного сосново-берёзового леса на песчанной почве. Данный участок после верхового пожара 2004 года, дважды пройден огнем в  2006  и 2012 годах. 

Гарь

Май 2013 года. Гарь на месте заболоченного березняка. Данный участок также подвергался пожарам трижды: 2004, 2006, 2012 г.г.  

Гарь

Май 2013 года. Гарь на месте соснового бора, песчанная почва. Участок горел дважды. Верховой пожар 2004 года, и после очистки гарельника (2005 год) низовой пажар 2006 года.

Зарастающая гарь

Май 2013 года. Зарастание гари 2004 года на месте сгоревшего соснового бора.

Гарельник

Июнь 2013. Зарастание гари 2004 года на месте смешанного сосново-берёзового леса.

Зарастающая гарь

Июнь 2013 года - типичный участок зарастания самосевом сосны на гари 2004 года. 

 

 

 

 

 

 

 

 

Николай Лопан Николай Лопан

25 апреля 2015 года

Сообщений: 111
Относительно определения новых терминов: зоопирология и охотхозяйственная пирология. Если охотхозяйственная пирология, как направление будет нацелено на разностороннее изучение влияния пожаров на среду обитания охотничьих животных в динамике, это будет иметь прикладное значение. Пример. Пожары 2004 года на территории Просветско-Иковского бора (ныне территория четырёх охотничьих хозяйств) уничтожили значительные площади спелых сосновых боров, которые имели 2-3 класс бонитета для глухаря и 5 класс для косули и лося. В период с 2005 по 2008 год в гарельниках велись интенсивные работы по расчистке, работала техника и люди, был предельно высокий элемент беспокойства. Следы лося и косули на этих участках практически не встречались. Начиная с 2009 года с началом очагового зарастания участков мелколиственными породами (берёза, осина, ивы) кормовые и защитные свойства этих участков резко улучшились. В период 2010 - 2014 года это был 1-2 класс бонитета для лося и косули. С момента пожара эти участки являются несвойственными для глухаря. Начиная с 2015 года кормовая ёмкость этих участков для лося будет снижаться. Динамика изменений различна на разных почвах и на участках с различной степенью влажности. Интересная картина перераспределения участков обитания лося и косули была в первые три года после пожаров.
Светлана Кузнецова Светлана Кузнецова

04 мая 2015 года

Сообщений: 41
Класс элементов среды обитания "зарастающие вырубки" являются по качеству угодий, например для лося и косули, "хорошими" и "выше средних" всего 4 года (2010-2014). Как известно, период ревизии охотустройства - 10 лет. Тогда почему этому классу дается оценка "хорошие" при проведении охотустройства, если остальные 6 лет кормовая емкость этого класса ежегодно снижается?
Николай Лопан Николай Лопан

05 мая 2015 года

Сообщений: 111

Светлана Кузнецова написал(а):

Тогда почему этому классу дается оценка "хорошие" при проведении охотустройства, если остальные 6 лет кормовая емкость этого класса ежегодно снижается?
Если охотустройство проводилось в 2005 году - пятый класс бонитета, если в 2010 - первый класс, в 2015 я думаю потянет на второй. Вывод: срок инвентаризации должен быть пять лет, а не десять.
Светлана Кузнецова Светлана Кузнецова

05 мая 2015 года

Сообщений: 41
Действительно, требований к ревизионному периоду Схем использования и охраны охотничьих угодий в действующих нормативных правовых актах нет. Другое дело со Схемой размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации: приказом Минприроды России №335 установлено, что Схема составляется на 10 лет. В этом случае логичным было бы определять среднюю оценку качества таких классов, как зарастающие горельники, вырубки, поля сельскохозяйственного назначения. Оценка "хорошие" искажает реальную ситуацию, в виду того, что данные классы в масштабах субъекта находятся в разных стадиях зарастания и имеют совершенно различные кормовые и защитные условия. Вывод один: для Схем нужен иной методический подход, чем при проведении внутрихозяйственного охотустройства. А тема статьи заслуживает отдельного внимания...
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

05 мая 2015 года

Сообщений: 29
Вполне вероятно, что целесообразнее не изменять сроки бонитировки и инвентаризации охотничьих угодий (и/или других территорий (акваторий), являющихся средой обитания объектов животного мира, отнесённых к «охотничьим ресурсам», но не являющихся охотничьими угодьями в силу отсутствия процесса осуществления охоты (ООПТ и пр.)), а осуществлять перспективный прогноз изменения ёмкости среды обитания животных на таких участках как пожарища, вырубки и т.п. и отображать это в материалах охотустройства. Однако для этого нужны методические разработки. Если работы, освещающие подходы к классификации с экологической и охотустроительной точек зрения вырубок имеются (например: Козлов В. М. Влияние рубок леса на среду обитания и популяции охотничьих животных европейской тайги: Монография. / В. М. Козлов - Киров: Вятская ГСХА, 2010. - 148 с.), то в отношении территорий, пройденных огнём – информация очень скудна. Кроме того, необходимо учитывать не только изменения качества среды обитания животных, но и изменения, влияющие на производительность охотничьих угодий с точки зрения возможности применения тех или иных технологий охоты (о чём упоминал ещё В.Н.Скалон и многие после).
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

05 мая 2015 года

Сообщений: 29

Николай Лопан написал(а):

Относительно определения новых терминов: зоопирология и охотхозяйственная пирология. Если охотхозяйственная пирология, как направление будет нацелено на разностороннее изучение влияния пожаров на среду обитания охотничьих животных в динамике, это будет иметь прикладное значение. Пример. Пожары 2004 года на территории Просветско-Иковского бора (ныне территория четырёх охотничьих хозяйств) уничтожили значительные площади спелых сосновых боров, которые имели 2-3 класс бонитета для глухаря и 5 класс для косули и лося. В период с 2005 по 2008 год в гарельниках велись интенсивные работы по расчистке, работала техника и люди, был предельно высокий элемент беспокойства. Следы лося и косули на этих участках практически не встречались. Начиная с 2009 года с началом очагового зарастания участков мелколиственными породами (берёза, осина, ивы) кормовые и защитные свойства этих участков резко улучшились. В период 2010 - 2014 года это был 1-2 класс бонитета для лося и косули. С момента пожара эти участки являются несвойственными для глухаря. Начиная с 2015 года кормовая ёмкость этих участков для лося будет снижаться. Динамика изменений различна на разных почвах и на участках с различной степенью влажности. Интересная картина перераспределения участков обитания лося и косули была в первые три года после пожаров.
Николай Александрович, сообщите пожалуйста о какой площади пожарища в данном случае идёт речь? (хотя бы порядок цифр). Если у Вас есть какие-либо дополнительные сведения по этому участку (изменение видового состава за ряд лет на пожарище, сохранились ли внутри пожарища участки живого леса (возможно по топким местам), переместился ли глухариный ток или просто исчез, в какие сроки происходил пожар, какие биотопы прилегают к границе пожарища и проч.) буду благодарен за такую ценную информацию.
Николай Лопан Николай Лопан

06 мая 2015 года

Сообщений: 111

Пушкин Александр Викторович написал(а):

Вполне вероятно, что целесообразнее не изменять сроки бонитировки и инвентаризации охотничьих угодий (и/или других территорий (акваторий), являющихся средой обитания объектов животного мира, отнесённых к «охотничьим ресурсам», но не являющихся охотничьими угодьями в силу отсутствия процесса осуществления охоты (ООПТ и пр.)), а осуществлять перспективный прогноз изменения ёмкости среды обитания животных на таких участках как пожарища, вырубки и т.п. и отображать это в материалах охотустройства.
Есть естественная динамика в качестве среды обитания, есть оценка качества. Можно оценивать лесной выдел или иной ограниченный участок, можно оценивать тип (категорию) на уровне охотничьего хозяйства, можно оценивать категорию в масштабе области (края). К масштабу области можно приходить расчетным путём средневзвешенной, возможна экспертная оценка. От срока инвентаризации зависит точность оценки на разных уровнях площадей. Для охотничьего хозяйства площадью 25-30 тыс. га вполне приемлем срок 5 лет ( плановые рубки, скорость зарастания и т.д.). Но, если вся территория охотничьего хозяйства сгорела, как это было в 2004 году, понятно, что нужна новая оценка. Для площадей сопоставимых с территорией области и края срок инвентаризации 10 лет может подходить, если не случится пожаров на огромных площадях в зоне тайги и т.п.
Николай Лопан Николай Лопан

06 мая 2015 года

Сообщений: 111

Пушкин Александр Викторович написал(а):

Николай Александрович, сообщите пожалуйста о какой площади пожарища в данном случае идёт речь? (хотя бы порядок цифр). Если у Вас есть какие-либо дополнительные сведения по этому участку (изменение видового состава за ряд лет на пожарище, сохранились ли внутри пожарища участки живого леса (возможно по топким местам), переместился ли глухариный ток или просто исчез, в какие сроки происходил пожар, какие биотопы прилегают к границе пожарища и проч.) буду благодарен за такую ценную информацию.
На память площадь пройденная огнём около 50 тыс. га. Есть архивные снимки можно уточнить. Есть охотустройство по Михальскому охотничьему хозяйству, которое проводилось после пожаров. Я раздел "Инвентаризация охотничьих угодий" размещу с пояснениями в продолжение этой темы здесь, чтобы всё рядом было.
Николай Лопан Николай Лопан

08 июня 2015 года

Сообщений: 111
Размещена часть из раздела по инвентаризации охотничьих угодий с наглядными фотографиями участков гари 2004 года после верхового пожара. На видовую бонитировку территории охотничьего хозяйства эти изменения конечно же оказали влияние.
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

06 июня 2016 года

Сообщений: 29
Интересная статья по теме: http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2016/06/06/646100-tok-nalesnyih-garyah.html
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка