Ресурсы лося (Alces alces L.) в системе государственного мониторинга: технологические предпосылки перехода от ежегодных к периодическим учетам численности

21 августа 2016 года

Аннотация. Мониторинг ресурсов животного мира требует дифференцированного, по типам роста популяций, методического подхода. Для прогнозирования численности животных-экспонентов  (зайца-беляка) и видов с логистическим типом роста (лося), требуются различные, по протяженности, ряды оценок численности и методы обработки. В эксперименте, ежегодные (1970-1980 гг.) сведения охотников о численности лося в баллах и оценки абсолютной численности по данным зимнего маршрутного учета (зму) использованы для анализа качества относительных оценок, их функциональности в вычислении отсутствующих оценок абсолютной численности при имитации периодического, с интервалом 4 - 10 лет, проведения зму. Сходство относительных и абсолютных оценок численности (r = 0,755) признано удовлетворительным. Отношением абсолютной численности (в особях) к оценкам в баллах определен индекс "цена одного балла", использованный в расчетах отсутствующих абсолютных оценок. По графикам и величине корреляции оценок абсолютного учета с данными реконструированного ряда (r = 0,794) установлен более реалистичный характер тренда восстановленного ряда численности, сглаживающего ошибочные оценки метода зму. Подтвердилась допустимость перехода от ежегодных учетов абсолютной численности к периодическому: один учет в 5 лет, в сочетании с ежегодными относительными учетами. Пример функциональности относительных оценок и удовлетворительной технологичности при расчетах популяционных и хозяйственных параметров, при заведомо сниженных трудовых и материальных затратах на получение данных, подтверждает целесообразность их применения в государственном мониторинге ресурсов охотничьих животных.

Фото. Н. Лопан

Введение. В экологической доктрине Российской Федерации [1] к числу основных факторов деградации природной среды отнесено несколько причин, в т.ч. низкая эффективность механизмов природопользования и охраны окружающей среды, а также ослабление управленческих, и контрольных функций государства в области мониторинга и природопользования. В числе приоритетных направлений  экологической   доктрины  указано развитие и обеспечение эффективного государственного управления охраной среды и использованием природных ресурсов, а условием реализации – развитие единой государственной системы мониторинга на всей территории страны с целью определения пределов устойчивости природных систем, разработки принципов и технологий охраны и рационального использования возобновляемых биологических, в т. ч. охотничье-промысловых, ресурсов.

Практика хозяйственного использования ресурсов охотничьих животных  стимулирует развитие методов мониторинга, повышение  качества учетных данных, необходимых для организации «рационального хозяйственного использования ресурсов охотничьих животных» [2], их "устойчивое" состояние [3], позволяющее, вместе с «охраной», «воспроизводством» и «мониторингом», обеспечить высокую интенсивность добычи на долгосрочной основе [4,5]. Применительно к природным ресурсам, под мониторингом понимается «комплексная система наблюдений, оценки и прогноза изменений состояния биосферы или ее отдельных элементов, происходящих под влиянием воздействий факторов среды» [6]. В отечественном охотоведении до сего времени считается, что «единственным критерием состояния популяций могут служить объективные и наиболее полные региональные и всероссийские данные о состоянии численности видов, получаемые путем проведения учетов различными методами» [7]. Функции мониторинга в этих трактовках упрощены, но и при такой, с заниженным уровнем, постановке задач, ведение государственного мониторинга методом зимнего маршрутного учета (зму) вызывает больше вопросов, чем положительных результатов [8]. Для правильной организации работ очевидной становится необходимость перевода мониторинга из любительского на профессиональное исполнение и дифференцированное, по типам роста популяции, методическое обеспечение, не одинаковое для видов экспонентов (Lepus timidus L., Sciurus vulgaris L. и др.), и видов с логистическим типом роста, в частности лося (Alces alces L.), позволяющее повысить достоверность оценок численности [9,10,11]. В частности, трендовый характер изменения численности животных видов-логистиков предполагает возможность отказаться от ежегодного проведения трудоемких и дорогостоящих учетов абсолютной численности, что упрощает выполнение рекомендаций "доктрины" и перевод учетных работ из любительского в профессиональное исполнение в системе государственного мониторинга. Поддерживая утверждения о высокой точности и достаточной функциональности относительных оценок, при многократно меньшей стоимости их получения [12], считаем необходимым получение собственных доказательных данных, подтверждающих такое суждение.

Цель настоящего исследования – на примере лося уточнить мониторинговые функции относительных оценок, их применимость в качестве дополнительных оценок численности, технологичность в расчетах популяционных параметров, в целом обеспечивающих возможность перехода от ежегодного проведения учетов к периодическому [13].

Методика и материалы. Материалами для модельного исследования послужили регулярно издававшиеся  институтом для служебного пользования прогнозы численности и добычи разных видов животных, включая лося, по относительным оценкам численности, собранным и обработанным при участии автора [14] и ведомственные данные государственной охотничьей инспекции по Кировской области по численности и добыче (табл. 1).

Численность и добыча лося

Выбор отдаленного периода сбора данных связан с большим доверием к качеству получаемых в то время материалов и оценок численности. Абсолютные значения численности (в особях) в альтернативных расчетах представлялись также в виде плотности (в особях / 1000 га суши). Делением одновременно получаемых абсолютной оценки на относительную рассчитаны индексы численности – "цена одного балла"  и "цена одного лося, встреченного за 1 день" [15]. Для расчета индекса выбран ряд относительных оценок, более тесно связанный с данными абсолютного учета. Путем умножения индексов на относительные оценки в последующие 4 года, или, в зависимости от варианта периодичности, 10 лет, составлялись ряды численности, имитирующие различную периодичность проведения абсолютного учета методом зму: 1)1 раз в начале 11-летнего периода и 2)1 раз в 5 лет (в начале, середине и конце 11-летнего периода). Методом корреляционного анализа определяли степень сходства реальных и реконструированных по индексу "цена одного балла" рядов оценок численности, связь между рядами балльной оценки численности в начале (октябрь- декабрь) и конце (март) зимы с рядом абсолютной оценки (в особях) методом зму. Качество реконструированных рядов оценивалось по графикам и величине коэффициента корреляции. Предварительный отбор параметров для дальнейшего рассмотрения производился по величине корреляций. Функциональность относительных оценок в расчетах годовой скорости  роста, тренда и квоты добычи проверена по соответствующим уравнениям, заложенным в программу автоматической обработки данных маршрутного учета [16]: расчет годовой скорости роста произведен по значениям численности, получаемым в 2 смежных года: 

Тренд изменения численности за исследуемый период определен как среднее отклонение численности за исследуемый период:

Обработка материалов произведена в программе Microsoft Office Excel 2003.  

Результаты исследования. В корреляционную матрицу (табл. 2) включены параметры, показавшие устойчивое (низкое или высокое) значение коэффициента корреляции. Оценки качества рядов, выраженных в плотности не приводятся ввиду их идентичности с оценками параметров в особях. Качество рядов, реконструированных по параметру "цена одного лося, встреченного за 1 день" признано не удовлетворительным из-за  диаметральных по знаку коэффициентов корреляции с рядом реальных оценок в вариантах 1 (r = - 0,286) и 2 (r = 0,889), причины изменений которых требуют отдельного рассмотрения. Абсолютные оценки численности методом зму имеют значимую корреляцию (r = 0,755) с данными реконструкции по варианту "один абсолютный учет за 11 лет", и более высокую корреляцию (r = 0,794) при периодичности зму 1 раз в 5 лет. Оценки в баллах, полученные в начале зимы (Х-XII) слабо связаны c данными зму (r = 0,288), а также с оценками в баллах в конце зимы и в реконструированных по ним рядах абсолютных оценок (r = 0,12; 0,12; 0,009 соответственно). Остальные показатели являются производными от основных параметров и имеют сходные с ними коэффициенты корреляции.

График оценок численности при ежегодном и периодическом – 1 раз в 5 лет учете с восстановленными, в 4-летние промежуточные периоды, значениями численности (рис.), дает оптимистичное представление о перспективах практического применения периодического абсолютного учета в комплексе с ежегодными относительными учетами. Более того, оценки численности реконструированного ряда реальнее отражают численность, в частности в 1972 г., когда оценка зму (17680 особей) была признана сильно завышенной вследствие технической ошибки и подвергалась критике специалистами госохотинспекции, но не была пересмотрена, т.к. дополнительные доказательства в виде анкетных данных обрабатывались позднее, и не были известны при обсуждении отчета по зму. 

Полученные данные подтвердили необязательность перевода относительных оценок в абсолютные: – расчет основных параметров роста, а также квоты добычи и прогноза численности по оценкам реконструированной численности и по оценкам в баллах дал одинаковые результаты, мало отличающиеся от результатов расчета по ряду наблюдаемой численности (табл. 3.). 

 

 

Кроме того, ранее были показаны положительные результаты использования относительных оценок для вычисления и других, кроме рассмотренных  здесь, параметров, таких как величина прироста к сезону охоты и на конец года, норма добычи, долгосрочный прогноз численности [17]. В целом, материалы исследования подтверждают вывод Г. Коли о достаточной, для практических целей, функциональности и точности относительных оценок численности.

Заключение. Исследование показало, что относительные оценки численности лося в баллах, функциональны и не уступают по  качеству оценкам в особях. Для мониторинга ресурсов животных с циклическим типом роста численности, который здесь не рассматривался,  в случае перехода на относительные оценки численности потребуется реализовать предложение А.Н. Формозова [18] по разработке видовых методик прогноза численности. Для животных видов-логистиков технология методического обеспечения мониторинга и квотирования по данным зму, дополненным относительными оценками, в общих чертах понятна из данной работы. Периодически получаемые оценки абсолютной численности показывают уровень численности, а ежегодные относительные оценки –  характер и величину ее изменения в межревизионный период. Предлагаемая отмена ежегодного проведения трудоемких маршрутных учетов выглядит технологически оправданной, имеет конструктивный характер, актуальна и заслуживает неотложного рассмотрения. Представленные в статье алгоритмы расчета квоты добычи дают возможность приступить к апробации уже в ближайшее время. В результате внедрения новой концепции мониторинга можно ожидать значительного сокращения трудозатрат, многократное удешевление учетных работ, повышение качества мониторинговых оценок, улучшение управляемости ресурсов и, как дополнительное, но очень важное следствие, снижение социальной напряженности в сфере учета охотничьих животных. Понимание ухудшившегося в последние годы по разным причинам качества получаемых от охотников материалов по относительным оценкам численности животных, требует разработки иных, более перспективных подходов и новых методов сбора таких данных. Эта тема стоит в плане дальнейших исследований.

Цитированная литература:  

1. Экологическая доктрина Российской Федерации Одобрена распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. № 1225-р, с дополнениями 2015 г.

2. Гаврин В. Ф. Задачи научного охотоведения в развитии охотничьего хозяйства// «Охотоведение». М. 1972. С. 5-31.

3.  Sutherland W.J. Sustainable exploitation: a review of principles and methods // Wildlife Biology. 2001.  7:3. рр. 131-140. 

4. Дёжкин В.В., Сафонов В.Г., Улитин А.В. Возродить систему управления ресурсами живой природы// Пищевые ресурсы дикой природы и экологическая безопасность населения: материалы международной конференции, Киров, Россия/ ВНИИОЗ РАСХН, ИПЭЭ РАН. – Киров, 2004. С. 21-22.

5. Глушков В. М. Устойчивость, уязвимость и управляемость ресурсов лося // Использование и охрана природных ресурсов в России: информационно-аналитический  бюллетень. № 6. 2004. – С. 71-79.

6. Биологический энциклопедический словарь. Гл. ред. М.С. Гиляров. М. 1986. 831с.

7. Граков Н. Н. История организации учетов охотничьих животных в России // Учеты и современное состояние ресурсов охотничьих животных; ВНИИОЗ, РАСХН. – Киров, 2003. С. 4-8.

8.  Целыхова Е. ЗМУ: Всероссийская подстава? Российская охотничья газета. №14. 2015.

9. Глушков В.М. Типы роста популяций и стратегия мониторинга ресурсов охотничьих животных// Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства./ материалы международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию ВНИИОЗ. – Киров, 2007. С. 87-88.

10. Глушков В.М. Тип роста популяций лося определяет стратегию мониторинга и квотирования добычи/ Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России: материалы 3-й международной научно-практической конференции. М. 2009. С. 329-334.

11. Глушков В. М.  Дифференцированный подход к управлению популяциями животных с разным типом роста численности // Зоологические и охотоведческие исследования в Казахстане и сопредельных странах:- Материалы международной конференции, посвящённой 100-летию академика А.А. Слудского (1-2 марта 2012 г.). Алматы, 2012. С. 293-295.  

12. Коли Г. Анализ популяций позвоночных. М.: Мир. 1979. 362 с.

13.  Глушков В. М. Система мониторинга ресурсов и определения квот сезонной добычи основных видов охотничьих животных для совершенствования охотпользования / Мониторинг и квотирование. Методика В.М. Глушкова / Региональные проблемы государственного управления охраной и использованием животного мира: Информационный бюллетень. Вып. 46 (3 апреля 2014 г.). 37 с. [Электронный ресурс].  Форма доступа: spm-bulletin@yandex.ru   

 14. Глушков В.М. Лось и другие копытные // Обзор численности и прогноз заготовок охотничье-промысловых животных на сезон 1979/80 гг. по областям, краям и республикам / ВНИИОЗ – Центросоюз СССР: Для служебного пользования.  Киров. 1979. С. 96-100.

15. Глушков В.М. Лось / Учеты и состояние ресурсов охотничьих животных: Труды ВНИИОЗ – РАСХН. Киров. 2003. С.50-61.

16. Глушков В.М., Рослякова В.В. Программа обработки данных учета охотничьих животных. Свидетельство Гос. регистрации № 2015617348. 2015. Объем программы 23 кб.  

17. Глушков В.М. Лось. Экология и управление популяциями. ВНИИОЗ – РАСХН: Киров. 2001. 317 с.

18. Формозов А.Н. Колебания численности промысловых животных. М-Л. КОИЗ. 1935. 108 с.

Николай Лопан Николай Лопан

22 августа 2016 года

Сообщений: 124
Вот этот скачок численности на графике в 1972 году и резкое снижение вообще (даже теоретически) не возможен исходя из скорости прироста. Это явная ошибка ЗМУ как метода. Предлагаемый подход логичен и математическим методом это доказано. Кстати, хорошее интервью на эту тему размещено на авторском сайте Елизаветы Целыховой: http://www.huntingculture.ru/ohotnichya-kultura/stati-ob-ohotnichem-hozyajstve/zmu-v-poiskah-alternativy/
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка