О ПОТЕРПЕВШЕМ И О ХАРАКТЕРЕ И РАЗМЕРЕ ПРИЧИНЁННОГО ЕМУ ВРЕДА (ПРИ НЕЗАКОННОЙ ОХОТЕ)

Работая с делами, возбуждёнными по статье 258 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее-УК РФ), можно заметить, что многие проблемы правоприменения на судебной стадии уголовного судопроизводства (в суде) возникают по причине ошибок, допущенных сотрудниками органов предварительного расследования (дознаватели и следователи) на досудебной стадии.
Одной из таких ошибок является неверное указание в обвинительных актах и обвинительных заключениях данных о потерпевшем и о характере и размере вреда, причинённого ему преступлением.
Незаконная охота (статья 258 УК РФ) – экологическое преступление, и вполне естественно, что юристам широкой квалификации (дознаватель, следователь), нередко плохо ориентирующимся в вопросах природоресурсного и экологического права, порой непросто определиться с тем, кто же в случае незаконной охоты является потерпевшим, каков характер причинённого преступлением вреда и каков его размер. Иными словами, то, что понятно охотоведу (и даже студенту-охотоведу, см. ниже), порой совершенно непонятно дознавателю, следователю, прокурору или судье.
Отрицательные последствия неверно составленных обвинительных актов или обвинительных заключений могут проявиться, помимо прочего, в неполном взыскании с правонарушителей денежных средств в счёт компенсации причинённого преступлением вреда (и как следствие – в не полном поступлении денег в бюджетную систему), а также в нарушении законных прав самих обвиняемых (подсудимых) в аспекте не разъяснения (или неправильного разъяснения) им всего комплекса прав и обязанностей, в том числе связанных с размером возмещения потерпевшему причинённого ему вреда (в рублях).

Требования об указании в обвинительных актах и обвинительных заключениях данных о потерпевшем, характере и размере вреда, причинённого ему преступлением, сформулированы в пункте 8 части 1 статьи 220 и в пункте 8 части 1 статьи 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ).

1. ПОТЕРПЕВШИЙ.
В уголовных делах о незаконной охоте (представляя потерпевшую сторону) участвует специально уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Так как в различных субъектах Российской Федерации эти органы называются по-разному (Министерство, Департамент, Комитет и пр.), то далее мы будем называть эти органы традиционно употребляемым словом - «Охотуправление». От Охотуправления в судебном процессе участвует лицо, которое действует на основании доверенности, выданной Охотуправлением. Этим лицом может быть сотрудник самого Охотуправления, сотрудник подведомственного ему учреждения (бюджетного или казённого) или любой другой гражданин, которому выдана соответствующая доверенность.
Вышеперечисленное порождает первую часто встречаемую ошибку – в обвинительных актах и обвинительных заключениях в качестве потерпевшего указывают либо само Охотуправление (Министерство, Департамент, Комитет), либо бюджетное или казённое учреждение, либо вообще самого гражданина, действующего в рамках уголовного судопроизводства по доверенности, выданной Охотуправлением.
Встречаются и более изощрённые варианты. Так, в книге
Н.В. Краева и С.П. Матвейчука «Ответственность за незаконную охоту» (Киров: ВНИИОЗ, 2002. – 496 с.) в разделе 4.2 четвёртой главы (С. 377-381) мы находим примеры, когда потерпевшими по делу о незаконной охоте признавались:
«охотничье хозяйство Кировской области», «областной Департамент по охране и рациональному использованию охотресурсов», «управление охотничьего хозяйства Брянской области», «госохотнадзор» «Государственный охотничий фонд», «государственное природоиспользование» и др.
Авторы книги, после описания ряда примеров, резюмируют:
«Таким образом, (…) потерпевшим называются: госохотфонд (дикие звери и птицы, обитающие в охотничьих угодьях), охотничье хозяйство (отрасль народного хозяйства), объекты животного мира (дикое животное или популяция) и среда их обитания (природная среда, в которой объекты животного мира обитают в состоянии естественной свободы)» (С. 380).
Согласно УПК РФ (статьи 220 и 225) в обвинительном акте или обвинительном заключении не только должен быть назван потерпевший, но и должны быть указаны его данные.
Так кто же является потерпевшим в случае незаконного добывания охотничьего животного?
Ответ прост: потерпевшим является собственник охотничьих животных. Животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью (ст. 4 Федерального закона «О животном мире»). То есть, потерпевшим является государство – Российская Федерация. А специально уполномоченный орган (Охотуправление) в судебном процессе представляет интересы государства, право собственности которого было нарушено. Соответственно, если в обвинительном акте (заключении) указано: «Потерпевший – Российская Федерация, представляемая Министерством природных ресурсов и экологии N-ской области», то такая формулировка является верной, соответствующей действующему законодательству.
Отметим, что так как различные государственные министерства, ведомства, учреждения и т.п. не являются собственниками охотничьих животных, то, соответственно, они и не могут являться потерпевшими в случае незаконной добычи охотничьих животных. При этом специально уполномоченный орган исполнительный власти субъекта Российской Федерации в судебном процессе представляет интересы потерпевшего (государства как собственника объектов животного мира).
258 УК РФ незаконная охота
Фото Н. Лопан.  Осмотр места происшествия, Ирюмское охотничье хозяйство 3 ноября 2019 года.

2. ХАРАКТЕР ВРЕДА.
Следующий аспект – указание характера вреда. Тут тоже встречается ряд ошибок. Например, следователи и дознаватели пишут – «потерпевшему причинён имущественный вред». Однако имущественный вред причиняется собственнику уничтожением (или повреждением) его имущества. А имущество (для юридических лиц) – это материальные объекты (ценности), поставленные на имущественный баланс. Понятно, что дикие животные, находящиеся в состоянии естественной свободы, не являются имуществом. Ряд их природных свойств и особенностей просто не позволяет поставить их на имущественный баланс. То есть, охотничьи животные – это тот вид государственной собственности, это те объекты права, которые, являясь собственностью государства, при этом не являются его имуществом.
Встречаются и другие ошибочные формулировки.
Каким же образом в обвинительных актах и заключения должно указывать характер причинённого вреда? Считаем, что характер вреда должен быть указан как экологический.
Незаконной добычей охотничьих ресурсов причиняется экологический вред.
_______________________
Забегая несколько вперёд (но, не останавливаясь на этом подробно, так как это тема для отдельной публикации), отметим, что:
Возмещение экологического вреда, причинённого государству в результате незаконной добычи охотничьих животных, производится с учётом пола животных. Соответственно, если возмещение произведено без учёта пола, то возмещение отсутствует.
Экологический вред причиняется государству и окружающей среде. Но физический вред причиняется объекту права - животным. Следует помнить, что по Гражданскому кодексу понятия "ущерб" и "материальный вред" не эквивалентны, ущерб лишь одна из разновидностей материального вреда. Но так как в нашем случае остальные виды материального вреда (убытки и упущенная выгода) не возмещаются, то в случае незаконного добывания охотничьих животных сумма денежных средств в счёт компенсации причинённого вреда равна сумме денежных средств компенсации ущерба.
(Если говорить проще, минуя косноязычность нормативных актов, - в нашей отрасли под возмещением вреда понимается возмещение ущерба). При этом, так как животное умерщвлено, возмещение вреда не может быть произведено в иной форме кроме как в форме выплаты компенсации, размер которой определяется в рублях. Иными словами, реальный вред объекту права не может быть восполнен, поэтому взамен восполнению производится компенсация. То есть, один объект права – животное, заменяется другим объектом права – деньгами. Таким образом происходит компенсация ущерба, причинённого экологическим преступлением в виде незаконной охоты.
_________________________
Осмотр места незаконного отстрела
Фото Н. Лопан. Осмотр места незаконного отстрела.

3. РАЗМЕР ВРЕДА, ПРИЧИНЁННОГО ПОТЕРПЕВШЕМУ.
Что касается определения размера вреда (выражения его в денежной форме), причинённого потерпевшему, а именно государству как собственнику охотничьих животных, то для этой цели применяется приказ Минприроды России от 8 декабря 2011 года № 948 «Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причинённого охотничьим ресурсам» (далее – приказ №948).
Название его не совсем на наш взгляд удачное, ибо животные не есть субъекты права, а лишь объекты права, а вред, разумеется, причиняется именно субъекту права – государству как собственнику охотничьих животных. Само название приказа порой сбивает с толку сотрудников органов предварительного расследования, которым приходится для понимания ситуации рисовать фантастическую картину как в судебное заседание приходит самец лося и требует компенсации за застреленную лосиху (после этого полицейские обычно соглашаются с тем, что такое безобразие недопустимо и, конечно же, речь идёт о вреде, причинённом государству, поэтому участие самца лося в судебном процессе исключено).
В 2019 году возникла новая проблема – в целях реализации Федерального закона от 27 июня 2018 года № 157-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации…» было издано постановление Правительства Российской Федерации от 10 июня 2019 года № 750 «Об утверждении такс и методики исчисления крупного и особо крупного ущерба для целей статьи 258 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – постановление №750), которое вступило в силу 21 июня 2019 года.
Специалисты заранее предупреждали, что введение в УК РФ таксовой методики квалификации деяний по статье 258 УК РФ приведёт к тому, что некоторые правоприменители на местах начнут ошибочно применять эту методику для определения размера причинённого потерпевшему вреда.
И действительно, так и произошло.
Несмотря на то, что таксы и методика исчисления крупного и особо крупного ущерба, утверждённые постановлением №750, предназначены только для уголовно-правовой квалификации незаконной охоты и не предназначены для целей расчёта и взыскания вреда (ущерба), причинённого собственнику объектов животного мира, с 2019 года в различных уголовных делах в разных субъектах Российской Федерации размер причинённого государству вреда неоднократно ошибочно определялся на основании такс и методики, утверждённых постановлением № 750.
Отметим, что помимо прочего, цель утверждённых постановлением №750 такс и методики исчисления крупного и особо крупного ущерба была обозначена и конкретизирована в пояснительной записке (С. 3-4) к проекту федерального закона №356397-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросу совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации в сфере противодействия преступлениям, связанным с незаконной добычей и оборотом водных биологических ресурсов, диких животных, в том числе занесённых в Красную книгу Российской Федерации» (также смотрите прикреплённый к этой публикации ВКонтакте файл), который в итоге стал Федеральным законом от 27 июня 2018 года № 157-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации…», в связи с которым в статье 258 УК РФ и появилось отсылочное к постановлению №750 примечание.
Например, согласно утверждённым приказом №948 таксам и методике сумма, необходимая для возмещения вреда, причинённого незаконной добычей на территории общедоступных или закреплённых охотничьих угодий одного самца косули составляет 120 тыс. руб., а самки – 200 тыс. руб., при незаконной добыче косули на территории государственного природного заповедника, национального парка, природного парка или государственного природного заказника – 200 тыс. руб. (самец) и 280 тыс. руб. (самка).
При этом, если для определения размера причинённого потерпевшему вреда будут ошибочно применены квалификационные таксы и методика, утверждённые постановлением №750, то во всех выше перечисленных случаях сумма составит лишь 40 тыс. руб.
Благодаря тому, что в период с 2019 года описанный выше брак правоприменения (ошибочное определение размера причинённого вреда по таксам и методике постановления №750, вместо его определения по таксам и методике, утверждённым приказом №948) отмечался очень немалое количество раз, очевидно, что в бюджетную систему не поступило весьма изрядное количество денег (сумму которых ещё предстоит посчитать).
:::::::::::::::::::::::::
Подытожим, что же должно быть указано в обвинительном акте (или обвинительном заключении):
1. Потерпевший – Российская Федерация, представляемая «Охотуправлением»;
2. Характер вреда – экологический;
3. Размер вреда – исходя из расчёта по приказу №948 (в случае, например, незаконной добычи в закреплённых или общедоступных охотничьих угодьях двух самцов косули – 240 тыс. руб.).

Что делать если в обвинительном заключении или обвинительном акте не указаны (или неверно указаны) данные о потерпевшем, характере и размере причинённого ему преступлением вреда?

На основании пункта 1 части 1 статьи 237 УПК РФ, а также на основании абзацев 3 и 4 пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года №21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» («Судам надлежит выяснить, какими нормативными правовыми актами регулируются соответствующие экологические правоотношения, и указать в судебном решении, в чём непосредственно выразились их нарушения со ссылкой на конкретные нормы (пункт, часть, статья). При отсутствии в обвинительном заключении или обвинительном акте таких данных, восполнить которые в судебном заседании не представляется возможным, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом») – возможно возвращать дело прокурору.
=============
По теме данной заметки хочу обратить внимание на статью охотоведов А.А. Нефёдова и Е.В. Копченко (написана ими когда они были ещё студентами 5 курса Охотфака Вятской ГСХА) – «Государство как потерпевший в производстве по делам об административных правонарушениях, связанных с причинением вреда животному миру», которая опубликована в «Юридическом вестнике» №4(21), 2008 г.
___________________
Эта заметка ВКонтакте в группе "ОХОТОВЕДЕНИЕ/ОХОТФАК-КИРОВ" - https://clck.ru/Tx3Cx 
 
Пушкин Александр Викторович Пушкин Александр Викторович

08 апреля 2021 года

Сообщений: 34
Одно из отрицательных, на мой взгляд, явлений, которое приходится наблюдать - это предъявление к ознакомлению обвиняемому обвинительного акта (или заключения), в котором не содержится указания на ту сумму, которую обвиняемый, в случае признания его виновным (в случае наличия вины и виновности) должен будет выплатить для компенсации причинённого вреда. Например, гражданин незаконно добыл на территории ООПТ двух самцов сибирской косули. Сумма, которую он должен будет уплатить в счёт возмещения вреда (компенсации ущерба) составляет 400 тыс. руб (по приказу №948). Но в обвинительном акте (заключении) пишут - "причинил ущерб на сумму 80 тыс. руб." (по постановлению №750). Это конечно ни что иное, как введение обвиняемого в заблуждение и нарушение его законного права знать всё, что касается предъявляемого ему обвинения. Но он знакомиться с обвинительным актом (заключением) и на основании этого добросовестно полагает, что если он заплатит 80 тыс. руб., то и всё, "вопрос возмещения вреда закрыт". А потом (уже в суде) он узнаёт, что оказывается ему предстоит уплатить ещё 320 тыс. руб. Понятно, и об этом прямо говорят некоторые полицейские и судьи, что если сразу указывать полную сумму, а тем более озвучивать её лишь подозреваемому (доказательства вины которого ещё весьма "хлипкие"), то это снижает шансы "на успешное доведение дела до конца" - при обозначении суммы 80 тыс. руб. (вместо 400 тыс. руб.) человек с большей вероятностью сам во всём сознается. А если озвучить как оно есть - 400 тыс. руб. - то, вероятнее всего он побежит искать грамотного адвоката (и дело "рассыпется").... Увы, такой подход есть. Беда в том, что это, очень мягко говоря, - откровенное жульничество. Есть и другие отрицательные последствия. В среде охотников и в среде браконьеров начинают циркулировать мнения о вполне приемлемых (понятно, что не для многих, но во всяком случае для некоторых) сумм оплаты ущерба. 40 тысяч за косулю (например), и всего делов-то! Это вовсе не способствует профилактике правонарушений, "сдерживанию браконьерских порывов". Суммы возмещения вреда (приказ №948) весьма существенны и имеют значительное "сдерживающее" значение. Потенциальный браконьер должен чётко понимать, что за незаконно добытую косулю с него минимум взыщут 120 тыс. руб. (самец в охотугодьях), а может и 280 тыс. руб. (самка на ООПТ). А для этого, надо прекращать "жульничество" с постановлением №750 на всех уровнях. Должно быть чёткое понимание, что оно - лишь и только для квалификации деяния. Но ни в коем разе не для определения сумм взыскания ущерба.
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка