Охота и инвайронментализм: конфликт или неверные представления

Hunting and Environmentalism: Conflict or Misperceptions

Irena Knezevic  Ирэна Кнежевич

Перевод Николай Лопан.

Пару слов от себя. Статья Ирэны Кнежевич (Йоркский университет и Публичный университет Райерсена, Торонто, Канада)   имеет официальную дату публикации 4 февраля 2009 года. На мой взгляд, статья, несмотря на «возраст», своей актуальности не потеряла. Благодарю С.П. Матвейчука за помощь в переводе и  вредактировании.

Анотация автора. В этой работе были рассмотрены некоторые предположения, лежащие в основе конфликта между охотниками и антиохотничьим движением. Нравственные противоречия антиохотничьего движения позиционируются в сложном контексте потребительской культуры, управляемой охраны окружающей среды, промышленного производства продуктов питания. Исследовано предположение о том, что инвайронменталисты по определению противопоставлены охоте. Учитывая, что как охотники, так и природоохранные организации заинтересованы в сохранении среды обитания, и учитывая быструю утрату естественных местообитаний диких животных во всем мире, возникает вопрос, окажутся ли совместные природоохранные усилия  выгодными не только для интересов обеих групп (охотников и природоохранных организаций), но и для хрупких североамериканских экосистем и видов, которые в них обитают.

Введение

Есть два миллиарда цыплят, которых убивают. Почему фотографии детёнышей нерпы производят на людей гораздо большее впечатление? Почему вы не на скотобойне, где убивают коров, где  убивают телят, где убивают ягнят или убивают кур? (Williams, D. (2006). Larry King Live transcripts, March 3, 2006)

Фото с сайта www.Zooclub.ru

Фото с сайта www.nevsedoma.com.ua

Дэнни Уильямс (Danny Williams), премьер Ньюфаундленда и Лабрадора противостоял  Полу и Хизер Маккартни на шоу Ларри Кинга в марте 2006 года. В течении нескольких лет знаменитости-активисты супруги Маккартни активно участвовали в протестных акциях против ежегодной охоты на гренландского тюленя. Фотографии луж крови тюленей на белом снегу и знаменитостей, позирующих с детёнышами тюленей, были весьма эффектны, и  представляли охоту как варварскую практику добычи меха тюленей, часто скрывая тот факт, что многие жители канадского восточного побережья и арктических  территорий  регулярно употребляют мясо тюленей в пищу, и что тюлений жир имеет множество лекарственных и других применений, не говоря уже о местном культурном и экономическом значении ежегодной охоты на тюленей для аборигенов. Гренландские тюлени не находятся под угрозой исчезновения, но в последние годы они испытывают высокую пищевую конкуренцию  из-за сокращения среды обитания, которая является результатом глобального потепления. Уильямс в том вечернем эфире делал ровно то, что охотники-любители и профессиональные охотники делали на протяжении десятилетий. Он пытался отбить обвинения в жестокости со стороны природоохранных активистов и защитников прав животных, представив взгляд на охоту в самом широком спектре.

В этой статье рассматриваются некоторые предположения, лежащие в основе конфликтов между охотниками и антиохотничьим  движением. Исследуются моральные противоречия в противостоянии охоте. В статье утверждается, что антиохотничье движение позиционируется в проблемном по своей природе контексте охраны окружающей среды и производства продуктов питания и что этот контекст со всеми его сложностями делает это движение лицемерным и популистским.

Заблуждения, которые подпитывает антиохотничий “активизм” в полной мере раскрываются в фильме Энн Троак (Anne Troake) «Мои предки были разбойники и убийцы», в котором режиссер противопоставляет твердые представления традиционных охотников восточного побережья против принципов и методов различных организаций, которые больше озабочены сбором денег, чем реальных действий,  против постановочных шоу СМИ,  против моральных шор городского среднего класса. Как отметил один из участников фильма: «Как охотник на тюленей, я не чувствую, что я прошу многого. Просто прошу научно обоснованных рекомендаций, хорошего государственного управления в этой сфере, объективное освещение в СМИ, и, возможно, тогда ваши природоохранные организации поймут, что вы не спасете тюленей, уничтожая то, чем я традиционно занимаюсь, это всё равно, что вы спасете тропические леса, уничтожив оставшихся аборигенов. (Troake, A. 2006. My ancestors were rogues and murderers [film], National Film Board of Canada).

Мои предки были разбойники и убийцы

Кадр из фильма "Мои предки были разбойники и убийцы"

Самая большая угроза для всех диких животных на нашей планете - это не охота, а тотальное разрушение среды обитания диких животных. Разрушение местообитаний несёт гораздо большую опасность для вымирания видов, чем все последствия охоты вместе взятые.  (Bean, M. J. 1999. Endangered species, endangered Act. Environment, 41(1): 12–23.,Venter, O., Brodeur, N. N., Nemiroff, L., Belland, B., Dolinsek, I. J. and Grant, J. W. A. 2006. Threats to endangered species in Canada. Bioscience, 56(11): 903–910.Youth, H. 2003. Silenced spring: Disappearing birds. The Futurist, 37(4): 39).

Современные охотники, особенно охотники-любители, считают себя защитниками природы и часто участвуют в деятельности по сохранению природы через различные организации. Только в 2006 году охотники в Соединенных Штатах выделили 280 миллионов долларов на такие проекты как: «Ducks Unlimited», «Pheasants Forever», «The Rocky Mountain Elk Fundation». Только в «Ducks Unlimited» было привлечено  более 160 миллионов долларов в том году, 82% из которых пошли на охрану природы (Poole, R. M. 2007. Hunters for love of the land. National Geographic, 212(5): 112–139).

Хотя такие проекты, в конечном счете, обеспечивают место и ресурсы, необходимые самим охотникам, чтобы заниматься своим увлечением, общие результаты их деятельности дали реальные положительные результаты по восстановлению среды обитания диких животных и  восстановлению их популяций, а также по охране и восстановлению водно-болотных угодий и других мест обитаний по всей Северной Америке. Практически все первые работы по охране природы в Северной Америке были инициированы консерваторами, которые также были заядлыми охотниками (например, Теодор Рузвельт, Джон Джеймс Одубон, Джек Майнер). Сегодня эта работа является предметом все более жесткого государственного регулирования, что требует интенсивных научных исследований и планирования и, как правило, это всегда было результатом значительных инвестиций времени, знаний  и финансовых ресурсов.[1] 

Сама охота, будь то промысловая, традиционная или рекреационная, регулируется правилами. Например, сроками сезона охоты, ограничением площади охотничьих участков, ограничениями количества добываемых  животных (норма добычи) и правилами, касающимися допустимых видов оружия и боеприпасов. В этом контексте подавляющее большинство охотников практикуют этическую  охоту.[2] 

Охота, хотя и признана как необходимая часть нечеловеческой плотоядной природы и часть археологической истории человечества (эти два явления не взаимоисключающие), является действием, отмеченным многими или, возможно, большинством городских жителей как варварство, сохранившееся до наших дней, и все чаще расценивается как акт уничтожения вместо разумного метода получения пищи. (Hochman, J. 1998. Green cultural studies: Nature in film, novel, and theory, Moscow: University of Idaho Press., p. 84)

Но есть несколько причин, по которым некоторые считают охоту вполне приемлемым занятием для человека. Во-первых, идентификация охоты с Национальной Стрелковой Ассоциацией (National Riffle Association - NRA) которая имеет большое влияние  в Соединенных Штатах и Канаде. Но, к сожалению, NRA порой лишь усиливает восприятие охоты как насилия. Браконьерские истории добавляют аргументов к отрицательному восприятию охоты. Иногда, появляются весьма шокирующие истории. К примеру, в 2003 году в ежемесячнике «Атлантик» под заголовком «Массовое убийство» Джон Вейлант описал ужасающую историю о Томасе Венеция, американском охотнике, пойманном за бесчисленные нарушения правил охоты. Томас Венеция был арестован после браконьерской охоты в Саскачеване с помощью специального агента, внедренного под прикрытием американской службы рыбы и дикой природы. После поездки, агент поделился своими наблюдениями относительно браконьера: «От его рук погибло около 350 птиц, размером от голубя до канадского журавля. Я зафиксировал 230 возможных нарушений правил охоты. Обвинения против браконьера включали использование незаконных боеприпасов, стрельбу из движущегося транспортного средства, отстрел охраняемых видов и малочисленных видов птиц. По словам агента, нарушитель закона на полном серьёзе считает, что он является  обладателем “K" хромосомы. Он утверждает, что любит убивать, и  должен убивать».

Эта история - именно то, о чем говорил собеседник Энн Троак в своем призыве к “хорошему, точному освещению в СМИ". Такие истории превращают редкие исключения в публичный дискурс, искажая образ охотника в глазах тех, кто не охотится.

Насилие и смерть, связанные с охотой, настолько явны и непосредственны, что это делает охоту самой легкой мишенью для критики. Эта критика, в свою очередь, игнорирует “великий парадокс о еде” (Kass, L. 1994. The hungry soul, New York: The Free Press.).Смерть живых существ имеет основополагающее значение для продолжения жизни. Пит Данн, директор Cape May Bird Observatory будучи заядлым охотником и орнитологом, пишет: "Сегодня большинство людей не признают смерть как естественную часть жизни, но это необходимо понимать, чтобы рассматривать охоту как механизм, который делает людей неотъемлемой частью этого естественного процесса". Наша отстраненность от наших источников пищи позволила нам есть мясо и как-то делать вид, что убийство не является частью процесса. Альдо Леопольд отметил, что для человека не владеющего фермой, существуют опасности, одна из которых является "опасность предположения, что завтрак исходит из бакалеи" (1968, p. 6). Это дистанцирование от нашей еды, отчуждение от нашего питания, было описано так же Книн (1989), как повседневное отделение “людей от источников их пищи таким количеством действий и операций, какое только возможно”. (Kneen, B. 1989. From land to mouth: Understanding the food system, Toronto: NC Press.)  Продукты питания являются товаром, а животные в существующей системе питания называются "продукцией”.

Здесь также уместна цитата Уэнделл Берри: «Пассивный американский потребитель, садясь за трапезу предварительно приготовленной пищи или фаст-фуда, сталкивается с блюдом, покрытым инертными, анонимными веществами, которые были обработаны, окрашены, запонированы, приправлены соусами, измельчены, фаршерованы, смешаны, украшены и обработаны так, что невозможно усмотреть какое-либо сходство, с каким-либо  существом, которое когда-либо жило». (p. 369.  Wendell Berry, 1990. “The pleasures of eating”. In Consumer society in American history: A reader, Edited by: Glickman, L. D. 367–372. Ithaca: Cornell University Press. 1999): "С 1990 года мы стали более сознательно относится к выбору продуктов. Мы ищем местных производителей и обращаем внимание на происхождение наших продуктов питания. Однако такие разумные потребители по-прежнему являются исключениями из этого правила, и внимание СМИ, уделяемое в последнее время качеству продовольствия, несоразмерно фактическим изменениям, происходящим в продовольственной системе. Органические продукты питания составляют лишь 3% от всех розничных продаж в США за  2007 год". (Organic Trade Association. (2007). U.S. organic sales show substantial growth http://www.organicnewsroom.com/2007/05/us_organic_sales_show_substant_1.html (Accessed: 30 June 2008).

Рост местного производства продуктов питания вроде бы и есть, но правительство Канады недавно признало, что "Продовольственные ресурсы Канады все более глобальны по своему характеру" (Government of Canada, 2008, p. 3). Наличие и рентабельность крупных промышленных продовольственных магазинов в городах свидетельствуют о стиле связанных с продовольствием расходов, характерных для большинства городского потребления продуктов питания. Мясо, купленное в этих магазинах, поставляется в одноразовой и чистой упаковке, нарезанной и представленной, так чтобы выглядеть идеально, что, естественно не предполагает никакой связи с животными, из которых оно произведено. Большинство из нас знает, что промышленное производство пищевых продуктов, и особенно современный способ обращения с домашним скотом, является ужасной, дегуманизированной и дегуманизирующей практикой, в первую очередь связанной с сокращением затрат и повышением прибыли, чем с обеспечением потребителей здоровой свежей пищей, не говоря уже о благополучии тех самых животных, из которых производители получают конечную продукцию.

Животноводческие фермы, как доминирующий способ производства мяса, безусловно, нарушают права животных гораздо больше, чем охота. Этот вид производства мяса является одной из наиболее распространенных причин, почему некоторые североамериканцы становятся сторонниками вегетарианской диеты. В дополнение к здоровью и религиозным причинам, многие вегетарианцы просто принимают решение частично выйти из этой пищевой системы. Возможно, быть вегетарианцем подразумевает ответственный способ жизни в нашем обществе. Но вегетарианство можно рассматривать только как личный выбор, а не стандарт. Выбор блюд, доступных для среднего североамериканца, не позволяет нам роскошь выбора, мы едим то, что можем себе позволить. Этот выбор не является глобальным. Географические условия некоторых частей мира сделали многих людей вегетарианцами по необходимости, но мы также должны понимать и положение северных народов, большинство блюд рациона которых содержат мясо - опять же, по необходимости. С моральной точки зрения есть кое-что важнее, чем просто выбирать быть или не быть вегетарианцем. Учитывая наше современное производство всех продуктов питания, вегетарианство становится действительно ответственным выбором только в сочетании с огромным множеством других решений при покупке продуктов питания.

Производство продуктов питания в промышленном сельском хозяйстве и связанные с ним истощение грунтовых вод, эрозия почв, а также использование пестицидов и минеральных удобрений приводит к значительно более разрушительным последствиям для дикой природы и биоразнообразия, чем охота. (Czech, B., Krausman, R. and Devers, P. K. 2000. Economic associations among causes of species endangerment in the United States. Bioscience, 50(7): 593–601.). По  тщательной оценке рисков  на территории Канады 488 видов находятся под угрозой исчезновения, (Venter, O., Brodeur, N. N., Nemiroff, L., Belland, B., Dolinsek, I. J. and Grant, J. W. A. 2006. Threats to endangered species in Canada. Bioscience, 56(11): 903–910.) причем, охота даже не рассматривается, как существенный фактор. Сельское хозяйство и наступающая на дикую среду урбанизация являются наиболее серьезными угрозами  для уязвимых видов животных (Venter, O., Brodeur, N. N., Nemiroff, L., Belland, B., Dolinsek, I. J. and Grant, J. W. A. 2006. Threats to endangered species in Canada. Bioscience, 56(11): 903–910). Обработка, упаковка и распределение сельскохозяйственной продукции также представляют немалую угрозу для окружающей среды (Norberg-Hodge, Merrifield, & Gorelick, 2002 Norberg-Hodge, H., Merrifield, T.and Gorelick, S. 2002. Bringing the food economy home: Local alternatives to global agribusiness, London: Zed Books). Соевые бобы, выращенные на промышленной ферме, опрыскиваются пестицидами и химическими удобрениями, затем отгружаются за сотни миль для последующей переработки, чтобы превратиться в футуристически звучащий текстурированный растительный белок (TVP), затем превращаются в гамбургер, завернутый в пластик и проскальзывающий в картонный рукав, только для того, чтобы вновь отправиться в пожирающие энергию открытые холодильники, под ярким светом пригородных продуктовых магазинов. Трудно поверить, что этот вегетарианский бургер безвреднее для Матери-Земли, чем добыча оленя во время сезона охоты. В Северной Америке мы на самом деле практикуем охоту на оленей, потому что их среда обитания сократилась, и любое перенаселение оленей неминуемо приведет к значительной потере растительности.

Противостояние охоте в Северной Америке основано на определенных инерциях восприятия охоты. Непосредственность смерти, связанной с охотой, делает охоту воспринимаемой как практику, увековечивающую идеологию господства человека над природой. Современное природоохранное движение стало ответом на индустриализацию Северной Америки, которая привела к разрушительному загрязнению и быстрой утрате среды обитания диких животных. Движение призвало к повышению ответственности корпораций и правительства, ужесточению отраслевых правил и сохранению земель. Сохранение земель имеет первостепенное значение среди экологических групп и связанных с этим усилий по защите нетронутых  природных территорий, которым угрожают промышленные, сельскохозяйственные и жилые “девелоперские” проекты. Такие организации, как “Охрана природы” и "Охрана природы Канады», "Сьерра-клуб" и "Гринпис", приобретают земли для целей охраны природы, представляют специальные доклады правительствам, активно выступают против вырубки лесов и других проектов "развития", а также ведут общественные образовательные программы для активизации деятельности по сохранению среды обитания диких животных.

Эти мероприятия делают природоохранные усилия созвучными с работой охотничьих организаций типа как Ducks Unlimited или Delta Waterfowl, а также большого количества местных охотничьих клубов и других  организованных охотничьих групп. Ранние усилия по сохранению среды обитания животных в Северной Америке, начиная с начала 1900-х годов, были в основном предприняты охотниками. Это совпадение во взглядах природоохранных организаций и охотников по-прежнему очевидно, и предполагаемый конфликт между этими группами - это всего лишь недопонимание. Несмотря на популярное представление об антиохотничьих настроениях и освещении в СМИ (например, противодействие традиционной охоте на тюленей в Канаде), не все природоохранные организации выступают против охоты. Например, Всемирный Фонд дикой природы (WWF) поддержал традиционную охоту на тюленей в Канаде. В частности их ограниченная поддержка касается охоты на взрослых тюленей и особенно охотничьих прав инуитов. Более того, фонд официально заявил, что организация не возражает против принципов устойчивой охоты. (World Wildlife Fund. (2006). Does WWF support the hunting of the Canadian harp seal population? http://www.panda.org/faq/response.cfm?hdnQuestionId=11320030954082 (Accessed: 23 September 2007). Несмотря на то, что WWF выступает против коммерческого китобойного промысла и охоты на исчезающие виды, тем не менее они  являются сторонниками промысловой охоты, особенно в тех частях мира, где нет других источников продовольствия.

В последнее время не модно говорить о том, что правительственные учреждения делают что-то правильно, но ведь есть чему поучиться в работе правительственных учреждений как в Канаде, так и в Соединенных Штатах. Государственные агентства не уклоняются от инициатив охотников, когда на повестке экологические проблемы. В качестве иллюстрации можно привести историю с водосборным  бассейном Мадди-Крик на юго-западе провинции Онтарио, давно страдающим от высокого содержания фосфора из-за промышленных и сельскохозяйственных стоков. (Environment Canada. (2006). Wheatley harbour area of concern http://www.on.ec.gc.ca/water/raps/wheatley/intro_e.html (Accessed: 30 September 2007).

 В октябре 2005 года в рамках своих усилий по снижению уровня загрязнения Министерство природных ресурсов Онтарио (ОНМР) и Министерство охраны окружающей среды Канады (ЕС) обратились в  клуб Southwest Outdoor Club в Уитли, который в основном состоит из охотников-любителей, для консультаций и совместных действий. Оба государственных органа выполняли сложную работу по сбалансированию экологических потребностей, экономических требований и широкого спектра мнений граждан. ОМНР, в частности, регулирует как деятельность по сохранению земель, так и охотничью деятельность в провинции. Несмотря на то, что некоторые процедуры ОМНР были поставлены под сомнение, в связи с некоторой непрозрачностью деятельности для граждан, но учитывая их мандат и деятельность, OMNR не считает охоту и сохранение дикой природы противоречивыми видами деятельности. Рациональные и управляемые охотничьи нагрузки не наносят вреда животному миру в целом; более того, они считаются полезными в случаях перенаселения одного вида за счет других. Примерами этого являются работы по регулированию численности оленя в Пойнт-Пиле в Онтарио для сохранения  растительности на территории национального парка.

Большинство охотничьих историй, которые обращают на себя внимание неохотников, имеют журналистский "крючок" и, следовательно, являются историями о браконьерстве (например, процитированный выше рассказ Вайланта) или политической полемикой (например, фотографиями канадских тюленей, в лужах крови на снегу). Точно так же, как и истории природоохранного активизма, которые, скорее всего, попадут в поле зрения охотников, - в том случае, если они демонстрируют большую предвзятость к охоте от имени инвайронменталиста. Примеры включают злополучные фотографии супругов Маккартни с детёнышами тюленей (хотя в то время бельков не промышляли) (CTV. (2006). McCartney calls seal hunt a ‘stain’ on Canada.  March 2. http://www.ctv.ca/servlet/an/story/CTVNews/20060302/Seal_hunt_060302 (Accessed: 23Jun2008) или дискурс в охотничьих журналах, который основан на том, что охотники находятся на  “осадном положении” из-за отсутствия информированности общественности в отношении усилий по сохранению природы многочисленными охотничьими организациями  (Bailey, B. (2008). Waterfowl hunting: The siege continues in Canada. Wildfowl http://www.deltawaterfowl.org/pr/news/080609-wildfowl.php (Accessed: 5 July 2008). 

Обобщения, вытекающие из этих «портретов», питаются взаимными неверными представлениями и отдаляют охотников и инвайронменталистов друг от друга, как если бы охота и охрана природы были в принципе взаимоисключающими сферами деятельности. Причем, никто внятно не может сформулировать конкретные разногласия между инвайронменталистами и охотниками  по поводу способов охраны природы или  охраны среды обитания, что безусловно  является общей сферой для этих групп. Опотоу и Брук отмечают, что природоохранные конфликты, как правило, делают “природоохранную идентичность более выраженной” , что может объяснить отношение этих групп друг к другу как противников, а не как союзников.

Но ведь, основные цели обеих групп одни и те же:

а) охрана дикой природы и среды обитания диких животных,

б) осознанное управление природными ресурсами,

с) более полная связь с окружающей нас средой.

Из-за этого удивительно гармоничного  совпадения  целей многие охотники, как и природоохранные организации не преследуют иных целей или иного плана действий.[3]  (Avery, D. T. 1997. Saving nature's legacy through better farming. Issues in Science and Technology, 14(1): 59–64. Bean, M. J. 1999. Endangered species, endangered Act. Environment, 41(1): 12–23. Haynos, P. V. 2001. A golden success. Environment, 43(5): Venter, O., Brodeur, N. N., Nemiroff, L., Belland, B., Dolinsek, I. J. and Grant, J. W. A. 2006. Threats to endangered species in Canada. Bioscience, 56(11): 903–910. Watchman, L. H., Groom, M. and Perrine, J. D. 2001. Science and uncertainty conservation planning. American Scientist, 89(4): 351–359. Youth, H. 2003. Silenced spring: Disappearing birds. The Futurist, 37(4): 39).

Энергия и время могут быть гораздо эффективнее потрачены на объединение сил и достижению целей по сохранению среды обитания диких животных. К сожалению, преследуя цель охраны природы,  оба лагеря работают  исходя из своих собственных представлений о человеке и его потребностях[4]  ( Greenpeace. (2006). FAQs http://www.greenpeace.org/canada/en/campaigns/greatbear/faqs (Accessed: 7 July 2008). Sierra Club. (2008). Ecosystem based management: A Sierra Club Canada fact sheet http://www.sierraclub.ca (Accessed: 7 July 2008)., “управление” - это ключевое слово, которое всегда появляется на видном месте в программных материалах охотничьих групп (Hunting for Tomorrow. (2008). Key messages http://www. huntingfortomorrow.com/key_messages.htm (Accessed: 28 June 2008).Ducks Unlimited Canada. (2006). Wetland restoration http://www.ducks.ca/aboutduc/news/archives/2006/060111.html (Accessed: 24 June 2008).

Это чувство превосходства, давно раскритикованное широким кругом мыслителей и активистов, ( Berry, W. 1972. A continuous harmony: Essays cultural and agricultural, San Diego, , California: Harcourt Brace Jovanovich. Livingston, J. A. 2006. The John A. Livingston reader, Toronto: McLelland & Stewart) подкрепляется рядом мотиваций, которые также объединяют инвайронменталистов и охотников. Как отметил  Гриннелл: «Охрана дичи в Северной Америке прошла через три этапа, в результате чего на нее повлияли три последовательных мотива. Первый из них был эгоистичным - в то время охотники-спортсмены ограничивали отстрел дичи, ради увеличения собственной добычи. Этим мотивом руководствовалось почти поколение. Второй мотив был сентиментальный, где всё большее и большее число людей были заинтересованы в защите диких животных, потому что эти живые существа удивительно красивы и должны быть сохранены, для наших потомков, которые тоже имеют право и должны иметь возможность видеть эту красоту. Третий мотив защиты - экономический, и рассматривает эти элементы дикой природы как активы, которые имеют ощутимую ценность для общества и поэтому достойны сохранения; с дальнейшей мыслью, что они были даны нам как попечителям, чтобы сохранить и передать будущим поколениям человечества». (p. 201, Grinnell, G. B. 1925. “American game protection”. In Hunting and conservation, Edited by: Grinnel, G. B. and Sheldon, C. 201–257. New Haven, CT: Yale University Press).

Мотивы современного природоохранного движения базируются на трех вышеизложенных принципов: а) эгоистические мотивы (уметь наблюдать и использовать природу), б) сентиментальные причины (защищать наших собратьев - живых существ) и в) экономические обоснования (рентабельность экотуризма). Экотуризм, например, приобрел популярность в последние годы и описывается как форма туризма с целью "сделать туризм жизнеспособным инструментом для сохранения природы, борьбы с нищетой, сохранения уникальной культуры и биологического разнообразия, устойчивого развития и образования, а также приятного путешествия” (The International Ecotourism Society. (2006). About TIES http://www.ecotourism.org/index2.php (Accessed: 27 July 2007). 

Туристические агентства и организации содействуют развитию экотуризма, как экологически полезной деятельности, причем некоторые направления экотуризма специально организовывались именно природоохранными активистами, хотя активный отдых и туризм могут повлечь существенные нарушения среды обитания и создают угрозу для редких видов животных (Czech, B., Krausman, R. and Devers, P. K. 2000. Economic associations among causes of species endangerment in the United States. Bioscience, 50(7): 593–601).  

"Если мы пристально посмотрим на деятельность, которая позиционируется как экотуризм, то я не вижу причин, по которым охота не подпадала  бы под этот вид деятельности, как таковая. Весьма трудно доказать, что охота отрицательно влияет на окружающую среду больше, чем экотуризм” (Эд Рид, личное общение, апрель 2006).

Лицемерие устойчивого экотуризма порождает актуальную проблему. Отношение потребителей к природе определило модель отношения между окружающей средой исключительно в ключе права, а не ответственности, что значительно отличается от подхода охотников. Заверения о том, что отношение экотуристов мотивировано исключительно этическими ценностями, направлены на то, чтобы затенить или скрыть то, что потребительская модель поведения является важным аспектом наблюдения за природой. Заповедные зоны - это места потребления и овеществления, а этика, связанная с этим, - ничто, если не часть потребительского опыта. Такой подход не требует понимания сложности взаимодействия между человеком и окружающей средой и поощряет поверхностное отношение к природе на уровне любознательности.

Правила, регулирующие использование природных зон, не ограничивают наблюдение за природой, скорее, они обеспечивают наблюдателю состояние комфорта, а также позволяют смотреть на природу как на оплаченное шоу. Что касается пространственного регулирования парков, то знаки “Посторонним вход воспрещен” помогают “избежать напряженности между экологической целостностью и проникновением потребителей...". Конечно есть возможность сохранение природы, даже на изнанке укрепления потребительского подхода.  (Sandilands, C. 2000. A flaneur in the forest: Strolling Point Pelee with Walter Benjamin. Topia, 3: 37–57., p. 49). Такая поверхностная мораль затмевает смысл естественных наблюдений. Наблюдательные листы, фотографии, видео – всё это в большинстве случаев используется, лишь для того чтобы увековечить достижения наблюдателя или туриста (Sandilands, C. 2000. A flaneur in the forest: Strolling Point Pelee with Walter Benjamin. Topia, 3: 37–57. Wilson, A. 1991. The culture of nature: North American landscape from Disney to Exxon Valdez, Toronto: Between the Lines.).

Раньше животных убивали на охоте для подтверждения собственного брутального опыта в дикой природе. В то время как спортивная охота до сих пор практикуется подобную мотивацию сегодня, она имеет вполне заслуженно плохую славу. Фотосъемка животных, как добывание трофея и подтверждение навыков, стала более предпочтительна  для общественного восприятия, особенно, если дикие звери фотографируются  в естественной среде обитания. (Wilson, A. 1991. The culture of nature: North American landscape from Disney to Exxon Valdez, Toronto: Between the Lines., p. 45).

Подобная погоня за трофеями, сама по себе, является продуктом колониальной ментальности из прошлого. Покорение, исследование и получение доказательств, чтобы доказать, все это кажется каким-то уж очень колониальным явлением. "Право" инвайронменталистов на сохранение своего собственного видения природы указывает на то, что их отделение  от природы требует внимательного изучения. Участие в городской жизни в состоянии зависимости от ископаемого топлива, а также загрязнения  воды и воздуха, а затем сохранение только конкретных "природных" областей является не более чем проявлением " империалистической ностальгии” из прошлого: «Человек убивает кого-то, а затем оплакивает жертву. В более ослабленной форме, кто-то изменяет форму жизни, а затем сожалеет, что вещи не остались, такими, какими они были до вмешательства. В одном случае люди уничтожают окружающую среду, а затем поклоняются природе». (Rosaldo, R. 1993. Culture and truth: The remaking of social analysis, Boston: Beacon Press. , p. 69–70). Дикие места воспринимаются как священные, и даже редкие паломничества, совершаемые лишь с целью их увидеть, у большинства людей вызывают чувства удивления и благоговения к жизни... Возможно, далекая дикая местность, дикие страны, позиционируют природу как что-то слишком далекое от нашей повседневной жизни ... Северные американцы склонны думать, что истинная природа может быть найдена только на нетронутых, отдаленных оконечностях цивилизации и что эти места имеют мало общего с повседневным человеческим миром. Культура здесь, а природа где-то там, очень далеко (p. 1-2).

Культура создает атмосферу, в которой: “природа рассматривается как механизм социального господства, как здоровый противовес обществу, в связи с чем, это изменяет её естественные свойства ( Adorno, T. W. and Horkheimer, M.1944. “The culture industry: Enlightenment as mass deception”. In The consumer society reader, Edited by: Schor, J. B. and Holt, D. B.3–19. New York: The New Press. 2000, p. 19).  Такие представления о природе приводят к трате энергии и ресурсов на конфликт, а не на сотрудничество. Ставить под сомнение наши отношения с природой, а также менять нашу порочную продовольственную систему - будет более продуктивно, чем постоянные взаимные претензии,  как охотников, так и инвайронменталистов друг к другу.  Наши разногласия только на руку сегменту общества (застройщикам, корпоративным загрязнителям окружающей среды и др.),  для которого выгодны  застопорившиеся усилия по сохранению природы .

Наше общее понимание и отношение к природе должно быть пересмотрено, хотя бы для того, чтобы наша ностальгия не продолжала оправдывать коммерческий, утилитарный подход, который стал настолько важным, что стал определяющим наше отношение к окружающей среде. Для того чтобы эта задача была выполнена должным образом, предрассудки в отношении охоты должны быть развеены. Критиковать охоту без всесторонней критики более широкого контекста, в котором существует охота, - это всё равно, что наводить внешний лоск, скрывая более насущные социальные и экологические проблемы, просто выбирая охоту в качестве удобного  козла отпущения.

Более ранняя версия этой статьи была представлена на встрече по вопросам продовольствия и культуры на конференции по вопросам культуры в Центральной Атлантике, в Балтиморе, Мэриленд, октябрь 2006 года.

Я хочу поблагодарить Дина Уэйра из клуба Southwest Outdoor в Уитли, Онтарио, за его поддержку, идеи и богатые знания, которыми он поделился со мной. Эта статья была вдохновлена его работой и отражает многие разговоры, которые мы вели с ним эти годы. Я также выражаю искреннюю благодарность членам клуба Southwest Outdoor за их отзывы о ранних проектах этой работы.

References

  1. Adorno, T. W. and Horkheimer, M. 1944. “The culture industry: Enlightenment as mass deception”. In The consumer society reader, Edited by: Schor, J. B. and Holt, D. B. 3–19. New York:The New Press. 2000.
  2. Avery, D. T. 1997. Saving nature's legacy through better farming. Issues in Science and Technology, 14(1): 59–64.  
  3. Bailey, B. (2008). Waterfowl hunting: The siege continues in Canada. Wildfowlhttp://www.deltawaterfowl.org/pr/news/080609-wildfowl.php (Accessed: 5 July 2008).  
  4. Bean, M. J. 1999. Endangered species, endangered Act?. Environment, 41(1): 12–23. [Taylor & Francis Online][Web of Science ®][Google Scholar]
  5. Berry, W. 1972. A continuous harmony: Essays cultural and agricultural, San Diego, , California:Harcourt Brace Jovanovich.
  6. Berry, W. 1990. “The pleasures of eating”. In Consumer society in American history: A reader, Edited by: Glickman, L. D. 367–372. Ithaca: Cornell University Press. 1999.
  7. Charter, K. (2007). Help for migratory birds. Birdwatcher's Digest.http://www.birdwatchersdigest.com (Accessed: 14 October 2007). 
  8. CTV. (2006). McCartney calls seal hunt a ‘stain’ on Canada. March 2.http://www.ctv.ca/servlet/an/story/CTVNews/20060302/Seal_hunt_060302 (Accessed:23Jun2008). [Google Scholar]
  9. Czech, B., Krausman, R. and Devers, P. K. 2000. Economic associations among causes of species endangerment in the United States. Bioscience, 50(7): 593–601. 
  10. Ducks Unlimited Canada. (2006). Wetland restorationhttp://www.ducks.ca/aboutduc/news/archives/2006/060111.html (Accessed: 24 June 2008).
  11. Dunne, P. 2005. Common ground. Birding, 37(6): 660–664. Environment Canada. (2006). Wheatley harbour area of concernhttp://www.on.ec.gc.ca/water/raps/wheatley/intro_e.html (Accessed: 30 September 2007). 
  12. Govenrment of Canada. (2008). The Canadian food labelling initiativehttp://www.healthycanadians.ca/pr-rp/pdf/heard-entendu_e.pdf (Accessed: 16 June 2008).
  13. Greenpeace. (2006). FAQs http://www.greenpeace.org/canada/en/campaigns/greatbear/faqs(Accessed: 7 July 2008). 
  14. Grinnell, G. B. 1925. “American game protection”. In Hunting and conservation, Edited by: Grinnel,G. B. and Sheldon, C. 201–257. New Haven, CT: Yale University Press.
  15. Haynos, P. V. 2001. A golden success. Environment, 43(5): 6
  16. Hochman, J. 1998. Green cultural studies: Nature in film, novel, and theory, Moscow: University of Idaho Press. 
  17. Hunting for Tomorrow. (2008). Key messages http://www. huntingfortomorrow.com/key_messages.htm (Accessed: 28 June 2008).
  18. The International Ecotourism Society. (2006). About TIES http://www.ecotourism.org/index2.php?about (Accessed: 27 July 2007). 
  19. Kass, L. 1994. The hungry soul, New York: The Free Press. 
  20. Kneen, B. 1989. From land to mouth: Understanding the food system, Toronto: NC Press.
  21. Leopold, A. 1968. A Sand County almanac and sketches here and there, London: Oxford University Press.
  22. Livingston, J. A. 2006. The John A. Livingston reader, Toronto: McLelland & Stewart.
  23. McDonough, W., & Braungart, M. (2002). A new geography of hope: Landscape, design and the renewal of ecological intelligence www.mcdonough.com/writings/new_geography.htm (Accessed:5 November 2007).
  24. Norberg-Hodge, H., Merrifield, T. and Gorelick, S. 2002. Bringing the food economy home: Local alternatives to global agribusiness, London: Zed Books. 
  25. Organic Trade Association. (2007). U.S. organic sales show substantial growthhttp://www.organicnewsroom.com/2007/05/us_organic_sales_show_substant_1.html (Accessed:30 June 2008). 
  26. Opotow, S. and Brook, A. 2003. “Identities and exclusion in rangeland conflict”. In Identities and the natural environment, Edited by: Clayton, S. and Opotow, S. 249–272. Cambridge, MA: MIT Press. 
  27. Poole, R. M. 2007. Hunters for love of the land. National Geographic, 212(5): 112–139.
  28. Reid, E. 2006. Environmental biologist, Ontario Federation of Anglers and Hunters, Personal Communication.
  29. Rosaldo, R. 1993. Culture and truth: The remaking of social analysis, Boston: Beacon Press.
  30. Sandilands, C. 2000. A flaneur in the forest: Strolling Point Pelee with Walter Benjamin. Topia, 3:37–57.
  31. Sierra Club. (2008). Ecosystem based management: A Sierra Club Canada fact sheethttp://www.sierraclub.ca (Accessed: 7 July 2008). 
  32. Troake, A. 2006. My ancestors were rogues and murderers [film], National Film Board of Canada.
  33. Vaillant, J. 2003. Overkill. Atlantic Monthly, 291(3) April: 121–126. 
  34. Venter, O., Brodeur, N. N., Nemiroff, L., Belland, B., Dolinsek, I. J. and Grant, J. W. A. 2006.Threats to endangered species in Canada. Bioscience, 56(11): 903–910. 
  35. Watchman, L. H., Groom, M. and Perrine, J. D. 2001. Science and uncertainty in habitat conservation planning. American Scientist, 89(4): 351–359.
  36. Williams, D. (2006). Larry King Live transcripts, March 3, 2006http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/0603/03/lkl.01.html (Accessed: 23 September 2007). 
  37. Wilson, A. 1991. The culture of nature: North American landscape from Disney to Exxon Valdez,Toronto: Between the Lines.
  38. World Wildlife Fund. (2006). Does WWF support the hunting of the Canadian harp seal population?http://www.panda.org/faq/response.cfm?hdnQuestionId=11320030954082 (Accessed: 23 September 2007).
  39. Youth, H. 2003. Silenced spring: Disappearing birds. The Futurist, 37(4): 39

 


[1] . Со временем эти инвестиции признают даже те, кто традиционно выступает против охоты – недавно , Кей Чазтер (Kay Charter), исполнительный директор организации по охране птиц и среды их обитания спасение (Saving Birds Thru Habitat), пригласили американских наблюдателей за птицами приобрести марки «Охрана мигрирующих охотничьих птиц», пояснив, что $14.70 из $15 идет на восстановление среды обитания и охрана территорий Charter, K. (2007). Help for migratory birds. Birdwatcher's Digest. http://www.birdwatchersdigest.com

[2]  Некоторые из охотников, которых я знаю, почти никогда не покупают мясо. Кроме того, я знаю, по крайней мере, одного охотника, который регулярно поставляет шкуры, меха и рога из того, что он добывает художникам-аборигенам в канадской резервации. По его утверждению, в замен он получает ценные советы о том, как включить традиционные экологические знания в свою охотничью практику.

[3] Конечно, эта гармония не удивляет, учитывая, что многие коренные народы до колониализма никогда не отделяли охоту от практики управления земельными ресурсами. Их непрерывная и сложная связь с природой требовала одновременного рассмотрения обоих вопросов. Обе группы должны бороться с “освоением " земли и загрязнением. Потеря мест обитания остается единственной величайшей угрозой для дикой природы

[4] Гендерная форма здесь используется сознательно, так как доминирующая идея нашего превосходства над природой встроена в расовую, гендерную и колониальную логику. 

Николай Лопан Николай Лопан

22 июня 2018 года

Сообщений: 127
Спасибо Сергею Павловичу Матвейчуку за помощь в редактировании текста перевода.
Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка