Охотничья избушка в дремучем лесу абсурда. Часть первая

« - Какой смысл в ваших действиях сейчас? Вы настаиваете на сносе объекта, а через месяц, будет выделен участок и нужно возводить его снова?

- В том и дело, что мы это всё прекрасно понимаем, но, к сожалению, вы должны понять, что мы орган государственной власти… мы определённые функции исполняем»

(Аудиозапись судебного заседания 20.12.2018 по делу А34-7787)

Охотничья избушка в дремучем лесу абсурда

Плохая новость для охотничьего хозяйства. Решением Арбитражного суда Курганской области от 12.02.2019 года  по делу № А34-7787/2018 создан  прецедент, позволяющий по прихоти контролирующих органов снести любое законное временное строение в охотничьем хозяйстве. В группу риска попадают все некапитальные сооружения: стрелковые вышки, подкормочные площадки, навесы и склады  для хранения кормов, остановочные пункты и избушки, любые объекты благоустройства, не отнесённые к охотничьей инфраструктуре.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд  постановлением от 14 мая 2019 года оставил решение суда первой инстанции в силе.  Документ   констатирует факт: «Департамент уклонился от урегулирования спора во внесудебном порядке». Апелляционный суд оставил без внимания довод апеллянта о нарушении нормы ст. 3  АПК РФ изложенный в п.7 апелляционной жалобы.  

В 2018 году иск инициировал бывший директор Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области Эдуард Гусев – талантливый и принципиальный руководитель.   По мнению истца, временное строение  для охотников-любителей, возведённое  пять лет назад - подлежит сносу. Иск не содержит требования признать объект незаконным, но содержит требование о его сносе. Эдуард Гусев  пытался штрафовать охотпользователей за размещение стрелковых вышек, усмотрев в этом самовольный захват лесного участка.  Попытку со штрафами пресекла природоохранная прокуратура, «правое дело» продолжили другими методами.

В досудебной переписке Эдуарду Гусеву разъяснили, что  остановочный пункт не является объектом охотничьей инфраструктуры, расположен на землях гослесфонда  законно в соответствии с действующими правилами использования лесов без предоставления лесного участка. Принципиальность и иные таланты Эдуарда Гусева и преданных ему подчинённых  не имели границ,   иск подан спустя шесть дней после заключения между истцом и ответчиком охотхозяйственного соглашения.  

Охотпользователь  в судебном заседании пояснил, что временные строения: стрелковые вышки, подкормочные площадки, склады для хранения кормов и остановочные пункты на территории охотничьего хозяйства возведены в соответствии с материалами внутрихозяйственного устройства, которые приняты истцом в 2011 году без замечаний. В деле имеется письмо департамента о комплектности "Схемы использования и охраны Ирюмского охотничьего хозяйства" и о соответствии этого документа лесохозяйственному регламенту. Пять лет назад спорный объект возводился и использовался совместно с лесопользователем этой территории по гражданско-правовому договору. Имея право заключения договора аренды лесного участка, охотпользователь не мог им воспользоваться, так как лесной участок был предоставлен в пользование без ограничений (все виды пользования лесов ) лесопользователю. В Курганской области такая порочная практика сохранилась. Договоры аренды лесных участков для целей охотничьего хозяйства заключены с лесопользователями, не обладающие законными правами на ведение охотничьего хозяйства.

Согласно  ст. 3 АПК  РФ судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время разрешения спора и рассмотрения дела. Статьёй 13 АПК РФ  установлено, что Арбитражные суды рассматривают дела на основании федеральных законов и нормативных правовых актов Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. В судебных   заседаниях  охотпользователь настаивал на необходимости применения указанных  норм АПК РФ. 

При рассмотрении дела представитель департамента не отрицал, что объект является остановочным пунктом и  некапитальным сооружением, без фундамента. Истец ссылался на ненормативное письмо и не смог внятно пояснить, почему требует снос только одного  из трёх остановочных пунктов, предусмотренных материалами внутрихозяйственного охотустройства. В начале разбирательства представитель  настаивал на том, что остановочный пункт является объектом охотничьей инфраструктуры, потом внезапно позицию поменял, но неоднократно уклонялся от ответа на вопрос: в чем незаконность нахождения объекта в настоящее время, в рамках действующего законодательства?

 Принципиальная позиция истца:  «Относительно того, что ответчик говорит о действующем, нынешнем законодательстве…, а мы говорим о том, что данное строение возводилось в период другого законодательства, и соответственно в период заключённого договора № 140 и соответственно тех условий… и, причём здесь действующее законодательство, которое появилось только в 2017 году?» (аудиофайл А34-7787_24.09.2018 14_00_00  таймер 47:50 – 48:35).  «Все доводы в опровержение наших исковых требований ответчик приводит, ссылаясь на действующее законодательство, которое действует сегодня, сейчас, это на ЛК РФ, на 209 ФЗ и на те трактовки, которые применяются на сегодняшний день» (аудиофайл А34-7787_24.10.2018 13_30_00  таймер 10:28 – 10:42). 

Во всех  судебных заседаниях  истец в противоречие ст. 3 АПК РФ настаивал не на нормах действующего законодательства, а на положениях аннулированных документов (долгосрочная лицензия и договор от 01.11.2010 года), утративших  юридическую силу.

 Суть спора. Во время подачи иска и рассмотрения дела действует норма   ст. 53 Закона об охоте, в соответствии с которой к охотничьей инфраструктуре относятся предназначенные для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства объекты, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации. В развитие этой нормы исчерпывающий перечень объектов охотничьей инфраструктуры установлен Распоряжением Правительства РФ от 11.07.2017 г. № 1469-р, в соответствии с которым к таким объектам относятся:

-  Вольер, питомник диких животных, ограждения для содержания и разведения охотничьих ресурсов в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания.

- Егерский кордон.

- Охотничья база.

Данный перечень объектов охотничьей инфраструктуры не содержит категории «остановочный пункт».

Исходя из смысла ст. 36 ЛК РФ использование лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства осуществляется на основании охотхозяйственных соглашений с предоставлением или без предоставления лесных участков. Использование лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства без предоставления лесных участков допускается, если осуществление указанных видов деятельности не влечёт за собой проведения рубок лесных насаждений или создание объектов охотничьей инфраструктуры. Помимо того, что спорный объект не является объектом охотничьей инфраструктуры, ответчик не осуществлял рубку лесных насаждений.

В противоречие смыслу статей  3 и 13 АПК РФ суды настойчиво игнорируют  нормы действующих Правил использования лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства.  Эти правила утверждены приказом Минприроды РФ  от 12.12.2017 года № 661.  Приложением № 2 к этому приказу установлен перечень случаев использования лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства без предоставления лесных участков. Допускается использование лесов без предоставления  участков для организации любительской и спортивной охоты,  осуществления биотехнических мероприятий. Понятно, что для этого необходимы остановочные пункты, стрелковые вышки, подкормочные площадки и другие биотехнические объекты, не отнесённые к охотничьей инфраструктуре. 

В соответствии с п. 3.2. Охотхозяйственного соглашения ответчик  имеет  право на все виды охот, а также обязанность по осуществлению биотехнических мероприятий. Право ответчика  использовать леса для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства  в соответствии с ч. 2 ст. 36 ЛК РФ без предоставления лесных участков закреплено   п. 2.2.2. Охотхозяйственного соглашения. Исходя из решения судов получается, что  имея право  на использование лесов для организации охоты и биотехнических мероприятий,  ответчик  лишен возможности законного возведения временных строений (стрелковых вышек, избушек и  биотехнических объектов) для  реализации этого права.

Интересная деталь. При рассмотрении дела в первой инстанции у сторон не возникало спора относительно определений остановочный пункт или егерский кордон (ст.70 АПК). Стороны не считают  объект егерским кордоном. Это два сруба, которые по договору возводились как временные строения для бытовых нужд.  Несмотря на то что понятие охотничья база и егерский кодон нормативно не определены, суд апелляционной инстанции необоснованно считает остановочный пункт егерским кордоном. В постановлении (стр.14) процитирована значительная часть статьи из  Википедии Кордон (пост лесной стражи).  Судя по всему,  суд не видит разницы между егерским кордоном  (постом лесной стражи), представляющим собой несколько крупных хозяйственных  построек на огороженной территории,  и остановочным пунктом - двумя  избушками без фундамента с размерами срубов 3х4 метра и 2,5х2,5 метра без ограждения территории. Разница в этих объектах значительная и наглядно видна из иллюстрации указанной статьи Википедии, на которой изображён егерский кордон в Кавказском заповеднике с тремя большими зданиями и ограждением. Большой дом на первом плане имеет фундамент – это капитальное строение.

Абсурдность истории  в том, что истец завершает  административные процедуры по предоставлению ответчику того самого земельного участка под спорным строением. Распоряжением от 12.03.2019 года № 308-р утверждена проектная документация лесного участка для создания объекта охотничьей инфраструктуры. Распоряжением от  04.04.2019 года № 474-р образован земельный участок земель лесного фонда.

Охотпользователь уверен в своей правоте и не намерен мириться с абсурдом. В кассационной жалобе поставлен  вопрос о нарушении судами требований  статей 3 и 13  АПК РФ. Жалоба принята в производство. 

Р.S. Возвращаясь к эпиграфу. Функции чего? Абсурда? Понять, простить и снести? Или действовать по Конституции Российской Федерации?

Обновлено 13.06.2019.

Комментариев нет.

Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка